Свежие комментарии

  • Наталья
    Ух, твари черножопые!Армянин и азербай...
  • Дмитрий Лысков
    Не помню кто сказал:"...Немцы выигрывали сражения, но проигрывали войны!"Как историки опро...
  • Samarium
    Человечество стремительно деградирует....Назад.. в раннее Средневековье...Рептилоиды с луча...

Себя защитить

Себя защитить

Пришла к дочери. Видит – внучка-семиклассница уроки делает. Никогда не вмешивалась. Никогда в тетрадки не заглядывала. А тут на нее что-то нашло. Наверное, любопытство. А еще, может быть, воспоминание, как они домашние задания в начальной школе делали.

Тогда бабушка сердилась, заставляла ребенка несколько раз переписывать упражнение, если помарки есть. Внучка плакала, но подчинялась: некуда деваться! Бабушка – авторитет. Бабушка – железобетон. Она очень принципиальная. С ней лучше не спорить.

И вот девочка в седьмом. Сидит за столом, старательно что-то выводит. Склонилась. Того и гляди – носом по тетрадке прокатится.

Подошла, легко ударила по спине. Заставила выпрямиться. А внучка от неожиданности ручкой по упражнению проехалась. Черта неприличная появилась.

Бабушка сказала, что она сама виновата. Нечего было горбиться. Но внучка очень-очень обиделась. Попросила больше ей не мешать.

А она, бабушка, вспомнила про свою принципиальность. Подошла, грозно взглянула на злополучную неприличную черту и, как это было в начальных классах, вырвала страничку.

Угощение
Угощение

Внучка-подросток выпрямилась. Встала, бросила тетрадку на пол. Убежала в ванную и закрылась. Наверное, она там плакала.

А бабушка проворчала: «Правду не любит. А я принципиальная. Меня не переделаешь».

На кухне дочь что-то готовила. Зять тут же сидел. Дымил. И бутылочка пенного на полу.

Она зашла, гневно брови свела. Обругала обоих. Дочь – что она «гадостью» дышит, зятя – что он «совсем обалдел». И еще что-то сказала.

Хотела подойти и заглянуть в кастрюлю, как в тетрадку к внучке. Очень хотелось что-нибудь принципиальное сказать - дочери. Принципиальное и строгое. Поучить. А придраться всегда можно. Найдешь, если постараться.

Но дочь перехватила ее движение и быстро закрыла дорогу собой. Не будешь же ее отодвигать – в сторону!

Подумала: ладно, пусть живет. Не стану в кастрюлю лезть.

Достать надо
Достать надо

Вышла внучка. Очень сердитая. Бабушка спросила, почему уроки не делает? И услышала: «Ты уйдешь – тогда и буду делать».

Не понравилось. Внучка откровенно хамит, не уважает. Дочка спиной кастрюлю закрыла. Зять что делал – то и делает. Решила уйти. Чтобы не нервничать.

Пришла к подруге. Пили чай. На кухне появилась кошка. Запрыгнула на стул. Положила передние лапки на стол и стала выпрашивать что-нибудь вкусненькое. Подруга тут же положила кусочек. Кошка забавно – немного боком – осторожно взяла угощение. И снова посмотрела. Наверное, ей мало было.

Надо было, обязательно надо было подруге принципиально сказать, что животному полагается есть из плошки. В углу на кухне. Нельзя кошку баловать. Вот результат: она «оборзела».

Подруга пожала плечами и сказала, что они так привыкли. И всей семье нравится. Пусть киса встает на задние лапки. И выпрашивает. Это очень забавно. И потом – она у себя дома.

Вышла на улицу. На душе было неприятно. Потому что подруга как будто намекнула, что она не у себя дома. Кошка дома, а она – нет.

Нехорошо-то как! А еще подруга.

Зашла в магазин. Положила в пакетик пару огурцов. В другой – помидоры. Рядом с ней – бок о бок - другая женщина. Она в орехах копалась. И была в точно таком же пальто. Надо же! Рядом оказались. Комично это.

И она поспешила отойти.

Женщина в таком же пальто незаметно ушла. Передумала покупать.

Вдруг вышел из служебного помещения здоровый парень. И предложил открыть сумку. Он сказал, что она тайком положила несколько горстей дорогих орехов.

Как будто ее стегнули. Душа резко заболела. От несправедливости. А еще от грязи. Потому что обвинение – грязь. Она сказала, что он ошибся, что надо внимательнее смотреть, чтобы напрасно людей не обижать.

Но он не слушал. И пытался схватить ее сумку. Тогда она бросила в него огурцами и помидорами. И рванула к двери. Он следом. Остановилась, посмотрела на него безумными глазами. И предостерегла от неразумных действий. С его стороны.

Вышла. Пришла домой бросилась на диван. Плакала от унижения. Затем пила успокоительные капли.

Принципиальность вдруг испарилась. Была, и нет ее - испарилась. Налицо ранимая и впечатлительная женщина.

Близких легко обижать. А вот постоять за себя – с принципиальностью - очень непросто.

Георгий Жаркой

Картина дня

наверх