Свежие комментарии

Восемь детей рядового Александрова О чем писал им отец-конюх в перерывах между боями

Добрый день, уважаемая редакция! Посылаю вам письма моего тестя - рядового 48 гужтранспортной роты 33 армии Михаила Васильевича Александрова (1898-1942). Эти пожелтевшие листочки хранятся в нашем семейном архиве более 75 лет. Отец восьмерых детей был призван в ряды Красной армии осенью 1941 года и сразу попал в самое пекло на подступах к Москве.
Михаил Васильевич Александров Фото: из семейного архива автора
Михаил Васильевич Александров Фото: из семейного архива автора
.

Письма с фронта сохранила его вдова, передавшая их моей жене. Так и сохранились они для потомков.

13 ноября 1941 года*

Здравствуйте, мои милые и дорогие Катя и детишки! Крепко вас целую и желаю здоровья. Нас расквартировали в одной из деревушек Ивановского района, от самого Иванова 12 километров. Хозяин дома - старик и его жена-старушка и внучок маленький. Немножко тесновато, но жить можно. Хлеба получаем 300 грамм, получаем мяса 150 грамм, сахару - 20 грамм.

Взвод у нас укомплектован людьми полностью, а лошадьми ещё не полностью. Наша часть называется транспортной ротой. У каждого красноармейца имеется 2 лошади, на которых они ездят за фуражом, сеном и по другим делам. Я выделен взводным писарем, так как наш взвод имеет крупный транспорт, поэтому учёт его крайне необходим.

Командир нашего взвода-суздальский, но долгое время жил в Москве. Фамилия его Лебедев, уже пожилой. Отделённые командиры все москвичи, народ очень тактичный и выдержанный и по возрасту примерно моих лет.

Катя! Поцелуй за меня всех первых Надю, Вячу, Юру и остальных, а Юрке напомни, чтоб он хорошенько учился. Пока до свидания.

Ваш М.В. Александров

Восемь детей рядового Александрова О чем писал им отец-конюх в перерывах между боями
Одно из писем Михаила Васильевича Александрова с фронта.
.

20 ноября 1941 года

Здравствуйте, моя дорогая семья: Катя и детишки. Писем от вас пока не получил и вряд ли получу, потому что нас наверняка кажется отсюда вышлют. Где поедем на фронт, не знаю, но говорят, через Ковров. К некоторым из наших суздальских приезжали жёны.

3 дня тому назад мы мылись в бане, когда дадут обмундирования я не знаю, Свои валенки я подшил. Так что на дорогу они у меня утеплены. Поцелуй за меня всех малышей.

11 декабря 1941 года

Катя! Движемся всё ближе к фронту. Письмо пишу в 9 вечера, а в 2 часа ночи выступаем, едем на фронт в Наро-Фоминский участок. Переезд в холоде был очень трудный, и часть этого переезда делали исключительно ночью. Но всё же я пока здоров, хотя в дороге несколько раз расстраивался желудок.

Здесь, где мы проезжали и останавливались, также встречали семьи, где нет отца, сына или брата, но люди бодрятся. Также советую и вам, так как этим горю не поможешь. Письмо я напишу вам, когда приедем на место. Иногда бывает, что нет ни одной свободной минуты, особенно когда ехали ночью, приедем утром утомлённые с ночи, хочется ужасно спать, а тут нужно прежде получить корм для лошадей, сводить на водопой, попить или поесть самому: один час или два соснёшь и снова к лошадям

Целуй всех крепко, крепко.

Ваш дорогой М.В. Александров.

Восемь детей рядового Александрова О чем писал им отец-конюх в перерывах между боями
Гужтранспортная рота на переходе.
.

18 декабря 1941 года

Вот уже три дня как мы прибыли на место по Наро-Фоминскому направлению. Это от города расстояние около 20 км. Слышны орудийные выстрелы. А до нашего приезда это место, где мы сейчас расквартировались, занимали немцы, но их отсюда прогнали. Последние четверо суток ехали почти день и ночь, безусловно, было трудно очень, так как спали по 3-4 часа.

Напишите, как вы живёте, как дело с хлебом, с пособием, что получили из колхоза, как с кормом, вообще всё подробнее. Зиночку прошу порубить мне табачку, т. к. табак свой у меня весь дошёл, а дают его очень мало.

Милая Катя! Желаю одного, чтобы встретиться со своей семьей и зажить снова нормальной жизнью, а это будет зависеть от того, насколько скоро разобьют врага, а его стали бить действительно крепко. Каждый день нас информируют, что по всем направлениям Красная армия берет перевес и гонит врага!

21 декабря 1941 года

Здравствуйте, милые дорогие мои моя семья Катя и детишки! Я пока жив и здоров, живём по казарменному в одном помещении всем взводом. Встаём в 6 часов и идём на конный двор, что стоит на речке. Лошадей после водопоя убираем в конюшню. Чистим лошадей, даём овса и идём на завтрак. После завтрака занимаемся разными делами по оборудованию конюшни, помещения, где живём, заготавливаем дрова и другие работы и наряды, так что делов хватает. В обед опять пойка и кормление лошадей и так весь день проводим в делах. Ночью меня забивает сильный кашель.

Как приехали, суток четыре была сильная канонада, когда наши войска окружали Наро-Фоминск. А сегодня здесь затишье. Нам, конечно, ничего не известно, когда нас пошлют на фронт.

Крепко вас всех целую, особенно Надю и Славика.

26 декабря 1941 года

Милая и дорогая моя семья: Катя, Ляля, Зина, Люда. Нюра, Юра, Славик и Надя. Вот уже как две ночи нас собирали на фронт и часть людей нашего взвода уехала, но другая часть осталась только потому, что мы не готовы упряжью.

Плоховато, что нет ещё брюк, так как тужурки короткие и в этом пенжаке холодновато. Ну здесь приходится приспосабливаться. И можно было бы жить неплохо, но жить здесь не придётся, так как не сегодня так завтра вышлют на фронт, а зимой воевать очень плохо!

5 января 1942 года

Здравствуйте, дорогая моя семья. Я очень беспокоюсь, почему до сих пор мне нет от вас писем. В штаб роты я хожу каждый день и проверяю письма и не могу их найти. Меня очень беспокоит, что и как вы живёте.

Стоим всё на том же месте, но обстановка стала более спокойной после взятия Наро-Фоминска. На работу нас теперь несколько утеплили, и мы стали похожими на настоящих жильцов. Вчера ходили в баню, надели чистое бельё а одежда была пропущена через дезинфекционную камеру. Харчи у нас не улучшаются, но с желудком у меня чудеса: болеть перестал, оказывается, эта пища оздоровила его.

11 января 1942 года

Здравствуйте дорогая Катя и детишки! 7 числа мы приехали на фронт. Пока нас прикрепили к интендантству дивизии для подвозки и развозки по частям продовольствия, фуража и вооружений.

По пути на фронт много встречали ужасов войны. Есть селения, которые целиком сожжены, остались одни признаки - колодцы, много на пути видели трупов и разных трофеев. Спать приходится в одежде, так как войска Гитлера не оставили почти ни одного уцелевшего дома. Весь оккупированный край опустошён!

От вас писем ещё не получал и теперь, наверное, долго не придётся получить, потому что наш адрес теперь другой. Так надоело, что ужас. Но враг отходит быстро. И, наверное, до нашей старой границы будет разбит.

Восемь детей рядового Александрова О чем писал им отец-конюх в перерывах между боями
Автор письма в редакцию Анатолий Батраков с внучкой Александрой у мемориала с фамилией тестя. Фото: из семейного архива автора
.

31 января 1942 года

Здравствуйте милая и дорогая моя семья Катя, Ляля, Зина, Люда, Нюра, Юра Славик и Надя!

Мы почти ежедневно двигаемся вперёд к Смоленску. Вот остался один переход до гор. Вязьмы. За время пути были три раза под обстрелом немецких самолётов, из них самый ужасный был 30 января. Мы стояли сутки в одной деревушке и вот утром в 9 часов появился немецкий самолёт, выследил расположение и через несколько минут летя над крышами домов начал пулемётной очередью строчить во что попало. Пули имели зажигательное свойство и два дома тут же загорелись, тушить которые было опасно, так как этот самолёт или другой появятся и начнут своё гнусное дело. Кроме пуль самолёт сбросил более 10 бомб, разрушив 3-4 дома. В нашем взводе убило 6 лошадей 4 лошади тяжело ранило и ранило 3-х бойцов, а жертв вообще за этот день было немало.

В такие налёты редко можно рассчитывать на спасение. И я в этот день сроду в своей жизни не переживал страха, как тут. Вокруг нашего дома горел дом соседа, а самолёт над крышами домов продолжал летать, стрелять из пулемёта и сбрасывать бомбы. Почти весь день ничего не хотелось есть и только к вечеру, когда самолёты больше не появились, только вспомнилось и захотелось есть. Переезд на следующий день делали ночью.

Храни вас всех господь! Ваш М.В. Александров

Без даты\ возможно апрель 1942 года/ или февраль

Милая Катя и детишки! Почти я один из нашего взвода самый несчастный человек. Все получают письма, хотя и редко, а я от вас до сих пор не получил ни одного письма и что у вас совершенно не знаю.

Кабы вы знали, как надоело всё это - даже не можете представить себе. Из нашего взвода 26 человек держат оборону, уже убило 2-х: из Москвы и из Шуи, несколько человек ранило Я же пока в обороне не был, но избежать этого невозможно, потому что на нашей линии повели наступление. Предвидится ли встретиться с вами, сказать трудно. Только вся надежда на ваши молитвы. Остаюсь жив и крепко вас всех целую.

Ваш Александров

8 апреля 1942 года. Последнее письмо

Здравствуй милая моя семья: Катя и детишки! Шлю я вам свой сердечный привет, желаю вам здоровья и крепко, крепко вас всех целую. Писал вам очень много. Катя! Я получил пока от вас одно письмо, писанное 27 января 42 года, но теперь буду ждать и следующих писем.

Я остаюсь жив и здоров. Привет Форе и старикам.

М.В. Александров

Последнее письмо Кати тоже не дошло до адресата...

В семейном архиве сохранилось письмо вдовы Екатерины Алексеевны Александровой, датированное 15 апреля 1942 года. Оно вернулось отправителю с полевой почты мужа...

Восемь детей рядового Александрова О чем писал им отец-конюх в перерывах между боями
Последнее письмо. Фото: из личного архива автора
.

15 апреля 1942 года

Здравствуй, милый и дорогой Миша. Очень печально читать, что ты не получаешь от нас писем, а послали мы их тебе больше десятка.

Миша! Все мы живы, здоровы. Вячек и Надя выросли, зарумянились и частенько вспоминают своего папу и всё ждут домой с гостинцами. От Фори (старший сын Христофор на фронте, он пройдёт всю войну и вернётся домой - Авт.) нет письма с 23 февраля. Что с ним - не знаю. Это меня очень беспокоит.

Живём пока ничего. Хлеба изредка дают из сельпо, а то купила пуд в колхозе за 1800 рублей, а что будет дальше - не знаю. Я всё время за делами, то работаю в колхозе, а то заготовила 3 куб. метра берёзовых дров. Пилить было очень трудно, но я всё же сумела это сделать! Весной нарубили хворосту. Много трудностей без тебя, но ничего на сделаешь, приходится мириться со всем. Жалко очень детей и жалко вас.

Пока всё. Целуем тебя крепко, крепко. Твоя Катя

Рядовой гужтранспортной роты Михаил Александров пропал без вести в апреле 1942 года под Вязьмой. Запросы родственников в Смоленский архив о возможном месте его захоронения не дали результата

 

Текст: Анатолий Батраков (кандидат исторических наук, Владимир)

Картина дня

наверх