Свежие комментарии

  • Сергей Бессонов
    Надо наконец перестать реагировать на кваканье желтых лягушек в соседнем болоте, на визг шавок за чужими заборами - к...Извечный «курильс...
  • Леонид Руси
    В Тибете колокольчик караталы... 8 металлов, в том числе метеоритКакая магическая ...
  • Вадим
    СпасибоКакая магическая ...

На исповедь к бабе Зине

Фото из свободных источников интернета для иллюстрации

Баба Зина – тихая скромная старушка с внимательным взглядом, была моей соседкой долгие годы. Не часто услышишь от неё пустые речи, в основном – слушала она. Умела слушать и понимать людей. Именно поэтому ей и любили изливать душу соседки, знакомые и малознакомые люди, не считая её родственников.

Редкое качество баба Зина несла как крест по жизни. Не думаю, что легко ей было вот так часто выслушивать людей. Ведь не батюшка в храме на исповеди. А баба Зина могла и совет дельный дать, и посочувствовать человеку. Никогда не ругала.

Однажды мне довелось услышать рассказ именно от самой бабы Зины. На мой вопрос, кого ей более всего было жалко в последнее время из «исповедующихся» ей людей, она рассказала такую историю.

Одна из женщин, живших неподалеку, часто прогуливалась в сквере со своим ребёнком. Она однажды сидела на скамейке с бабой Зиной и разговорилась. Дама, глядя на своего сына, вдруг сказала:

- А мне вот детство незавидное досталось…

Баба Зина посмотрела на женщину, а та продолжала:

- Никому не жаловалась. Вроде бы и не на что. Не сирота была. Большая семья у нас. А вот горечь какая-то на мать и отца осталась. Может потому, что я старшая была…

Женщина рассказала, что её родители работали в селе, где они жили, на льнозаводе.

Там же при клубе и был народный коллектив, где они с молодых лет танцевали народные танцы.

Заниматься родители в свой кружок самодеятельности ходили трижды в неделю на весь вечер. А частенько и по выходным дням, особенно, когда были генеральные репетиции. Детей в семье было четверо. И старшей дочери – этой женщине, приходилось нянчить всех младших, отвечать за порядок в доме.

Родители часто ездили на различные выступления по району и даже на разные фестивали народного творчества, которые проводились ежегодно.

Бабушек в этой семье рядом не было. Нянек тоже. И на плечах старшей дочери лежала вся ответственность за малышей, когда родителей не было дома.

При доме был и огород, и сад, куры, собаки, кошки, которые тоже требовали внимания и ухода.

В селе многие имели большие семьи, но там помогали родные, а в этой семье дети воспитывались строго. Перечить было нельзя. Старшая дочка училась в школе, занималась с детьми, но ей не пришлось ходить в кружки или спортивные секции, потому что все время она посвящала своим младшим сестрам и братишке.

Когда мать забеременела и пятым ребёнком, старшая дочь уже была довольно взрослой, ей шёл пятнадцатый год. Впереди предстояла учёба в техникуме, куда собиралась поступать после 8-го класса девочка. Надо было уезжать в город. Родители, только учитывая этот фактор призадумались: надо ли рожать или нет?

А старшая девочка, набравшись смелости, все-таки сказала, что пятого ребёнка она нянчить не будет.

Мать прервала беременность. И больше не рожала.

- У других детей хоть детство какое-то было. Поездки, пионерские лагеря, походы. А у меня мои сестрёнки, братик и огород всё лето. Прополка, полив – ад, да и только. Несмотря на это, я люблю своих сестричек и братика. Они меня тоже. Порой кажется, что даже больше матери… Это, наверное, единственный плюс из нашего детства.

Баба Зина сочувственно посмотрела на рассказчицу.

- А что сейчас с родителями? Видят ли они внука?

- Да нет, редко очень. Они до сих пор живут в том селе, уже на пенсии, но при клубе ведут танцевальный кружок. Занимаются с чужими детьми, некогда им своих нянчить… Живут как всегда своей жизнью, творчеством, которое им нравится.

- А другие их дети? Ваши сестры и брат?

- Они тоже разъехались кто куда. По праздникам приезжаем все домой, навестить родителей. Жалко, что высшего образования никто не получил. Жили очень бедно. Но техникумы хоть закончили, и то хорошо. Я вот на заочном в педагогическом учусь. Скоро диплом писать буду. У моих соседей две девочки в то время росли – мои подружки. Родители работали на полторы ставки, дали им высшее образование. В отпуска вместе ездили, в областной цирк, кино…

А я детство до сих пор навёрстываю. И цирк, и кино, и музеи. Только теперь. Уже с моим сыном. Вот так.

Баба Зина, рассказывая мне эту историю, даже прослезилась.

- И что вы посоветовали этой женщине? – невольно вырвалось у меня.

- Я посоветовала ей не держать обиду на родителей. Они дали жизнь. Спасибо хоть за это. А как построить теперь жизнь своей семьи – за ней выбор. Главное, что она понимает, в каком направлении двигаться…

Мы с бабой Зиной молчали. Она никогда не ругала людей. В конце разговора вдруг сказала:

- А я не помню своего отца. Он был фронтовиком и недолго прожил от последствий ранений. И мать умерла рано. Как бы дорого я отдала за то, чтобы они подольше пожили. И пусть бы плясали в клубе, пусть бы… зато были бы рядом.

Баба Зина с грустью улыбалась, глядя куда-то вдаль, будто там видела своё далёкое детство. А я подумала, что, наверное, нет стопроцентно счастливых людей. У каждого - своя боль. А если и есть счастливые, то они этого не понимают...

Картина дня

наверх