Последние комментарии

  • Татьяна Петрова22 сентября, 18:41
    Пили и до революции, но не больше чем  в других  развитых в то время странах.   Суть в том, что "государство не может..."Сухой закон" при царе и спаивание народа в СССР
  • сергей квашнин22 сентября, 15:57
    Почитай Гиляровского, как не пили до революции!"Сухой закон" при царе и спаивание народа в СССР
  • Искандер22 сентября, 12:50
    В своё время, академик Вавилов (как всем доподлинно известно - гений и безвинная жертва -сталинизма) плюнул в академи...Шарлатан, учёный и "убийца генетики". Кем на самом деле был Трофим Лысенко

Обнулились: зачем разные страны проводят деноминацию

Иран объявил о проведении деноминации — государство собирается сбросить сразу четыре нуля со своих денежных знаков, а заодно и переименовать их. Хотя финансовые власти обычно не любят деноминацию, поскольку она приводит к очередному витку инфляции, в данном случае это вопрос банального удобства граждан.

Да и правительства с ЦБ тоже — при отпускании ситуации на самотек на банкнотах просто может закончиться место для новых нулей. Впрочем, Иран далеко не первая страна, решившаяся на деноминацию. Подробности — в материале «Известий».

Вслед за туманами

Иран всю новейшую историю страдал от высокой инфляции. Это в принципе свойственно сырьевым среднеразвитым странам, но в иранском случае проблема усугублялась влиянием многочисленных экономических санкций, которые оказывали дополнительное давление на рост цен. Особенно инфляция ускорилась во второй половине 2010-х, когда пресс санкций против исламской республики резко усилился в связи с приходом в Белый дом администрации Дональда Трампа.

В результате риал, который и без того стоил не очень много, начал обесцениваться еще быстрее. Если в 2016 году доллар стоил 37 тыс. риалов, то сейчас курс иранской валюты на черном рынке колеблется от 120 до 180 тыс. риалов. Официальный курс составляет 42 тыс., но купить по нему доллары большинство населения не может — дефицит.

Магазин на крытом базаре Исфахана, Иран

Фото: Global Look Press/Egmont Strigl

При такой покупательной способности нетрудно догадаться, что любой человек для банального похода в супермаркет или уличную лавку был вынужден брать с собой целые горы купюр. Тем, кто платил с карточки, было проще, но даже так приходилось учитывать огромное количество нулей. Это наверняка развивало математические способности иранцев, но едва ли вызывало у них восторг.

Для того чтобы как-то упростить себе денежный обмен, иранцы придумали несуществующую виртуальную единицу — туман, стоимость которой составляла 10 риалов. На рынках цены часто выставлялись в туманах, хотя в бумажном виде такой валюты не было, что немало смущало прибывающих в страну иностранных туристов. В конечном итоге правительство решило легализовать эту практику, но убрать с банкнот не один, а сразу четыре нуля. Таким образом, новый туман будет стоить 10 тыс. риалов, а соотношение к доллару по курсу на черном рынке будет равняться примерно 12:1.

Пошли на риск

Любая деноминация представляет собой определенные риски. Почти всегда она приводит к некоторому ускорению инфляции. Граждане, как правило, предпочитают вместо обмена старых денег на новые конвертировать их в товары, что приводит к повышению цен, а в отдельных особо тяжелых случаях — к дефициту. Кроме того, округляя новые цены, продавцы всегда делают это в сторону увеличения, и это дополнительно подталкивает инфляцию, пусть и ненамного.

Безусловно, имеются и положительные последствия деноминации. Помимо упомянутого упрощения расчетов есть возможность заставить граждан вынуть наконец свои сбережения из матраса. Впрочем, конвертация накоплений в потребление, а значит, и экономический рост, актуальна для стран с низкой инфляцией.

Фото: REUTERS/WANA/Nazanin Tabatabaee

В ситуации, когда к финансовой политике государства мало доверия, деноминация может стать крайне опасным предприятием. Экономисты советуют проводить ее при более или менее стабильных макроэкономических показателях, чего никак не скажешь о современном Иране. Исламская республика немало рискует, и удастся ли Тегерану поддержать свою экономику сменой банкнот, будет зависеть от эффективности работы правительства и ЦБ страны.

Как это было

Деноминация — термин, хорошо знакомый гражданам многих государств. Чаще всего тех, которые сталкивались с сильным обесцениванием своей валюты. На советском и постсоветском пространстве она проводилась неоднократно и с переменным успехом. Наши современники, скорее всего, вспомнят денежную реформу 1998 года, которая, собственно, и принесла россиянам нынешние привычные рубли.

Россия (1998)

Ситуация в российской экономике середины 1990-х была в чем-то похожей на ту, что сложилась в Иране. C той лишь разницей, что у нас тогда решающую роль играли не международные санкции, а развал старой советской административно-командной экономики, усиленный распадом единого советского хозяйства и падением мировых цен на нефть. Однако в части инфляции страны были похожи — темпы роста цен составляли десятки процентов. Лишь в 1997 году РФ удалось оправиться от галопирующей инфляции.

К тому моменту цены в стране достигли совсем уж астрономических отметок, а новые купюры приходилось вводить в обращение практически ежегодно. Зарплаты, считавшиеся в те времена крошечными, исчислялись сотнями тысяч рублей, а миллионерами были подавляющее большинство взрослых граждан страны. Из-за огромных сумм расчеты были крайне затруднены, да и сам факт таких гигантских ценников вводил россиян в уныние. Поэтому как только инфляция упала ниже 20%, власти решили, что нужный для сброса нулей с купюр момент наступил.

Производство российских банкнот на Московской печатной фабрике АО «Гознак»

Фото: ТАСС/Артем Геодакян

В августе 1997 года президент Борис Ельцин подписал указ «Об изменении нарицательной стоимости денежных знаков и масштабов цен». Суть его сводилась к тому, что с банкнот должны были исчезнуть три нуля. Остальные изменения были минимальными: даже внешний вид купюр, чье достоинство сократилось в 1000 раз, оставался прежним. При этом в отличие от советских денежных реформ 1947 и 1961 годов обмен был постепенным. В течение всего 1998 года во всех торговых точках принимались старые деньги, а обменять их на новые можно было свободно в банках в течение еще трех лет.

Деноминация могла бы считаться успешной — она не разогнала инфляцию, не повредила экономическому росту и не привела к хаосу и очередям в банках — но ее омрачили события августа 1998 года. Дефолт России по ГКО, укрепление доллара в четыре раза, исчезновение импортных товаров с прилавков на какой-то момент и, наконец, резкий рост цен — всё это слилось в сознании многих россиян с обменом денег. За исключением уменьшения номиналов и возвращения копейки ни одну финансовую задачу деноминация-1998, по сути, не решила.

Белоруссия (2016)

Партнер России по Союзному государству имеет, пожалуй, самый свежий опыт деноминации. Как и в Иране, в 2010-е годы в Белоруссии была зашкаливающая инфляция, а правительство и Центробанк девальвировали рубль трижды за несколько лет. В 2011 году доллар стоил около 3 тыс. белорусских рублей, к 2015-му американская валюта достигла уровня в 12 тыс. рублей.

Белорусская денежная реформа, объявленная в 2016 году, полностью сменила ряд купюр. Появились семь новых банкнот, на которых были изображены достопримечательности каждой из шести областей страны, а также города Минска. Кроме того, впервые в истории белорусской денежной системы в стране появились регулярные монеты (ранее существовали только памятные) номиналом от одной копейки до двух рублей.

Заместитель председателя правления Национального банка Беларуси Дмитрий Лапко демонстрирует банкноту номиналом 20 рублей во время презентации новых белорусских денег в центральном хранилище Национального банка Республики Беларусь

Фото: РИА Новости/Виктор Толочко

После деноминации белорусская финансовая система действительно смогла начать «новую жизнь». Инфляция после 2016 года ни разу не превысила 10%, более того, в 2017 и 2018 годах дважды устанавливала лучшие результаты за всё время независимости. Конечно, немалая заслуга тут принадлежит и российским властям: поскольку экономические системы РФ и РБ тесно связаны, низкая инфляция часто «экспортируется» из России в Белоруссию. Сейчас же Россия переживает период беспрецедентно низкого роста цен, что не могло не сказаться на нашем западном соседе. Тем не менее символическую важность деноминации для стабилизации инфляции и валютного курса отметить всё же можно

Турция (2005)

Для иностранных туристов, приезжавших в Турцию в конце 1990-х — начале 2000-х, местная валюта была настоящей головной болью. Для определения номинальной стоимости той или иной банкноты приходилось вдумчиво ее читать, мысленно пересчитывая нули. В 2001 году $1 стоил 2,625 млн турецких лир. В период с 1999 по 2004 год лира была самой дешевой денежной единицей в мире.

Сами турки, конечно, знали свои купюры наизусть, отличая их по цвету и другим характеристикам, но у иностранцев, особенно туристов, времени на запоминание не было. Подобного рода жалобы, возможно, стали одной из главных причин для радикальной деноминации лиры — в миллион раз.

Фото: Global Look Press/Mustafa Kaya

После деноминации доллар стал стоить 1,4 лиры. Несмотря на резкое повышение солидности своей национальной валюты, турки не смогли удержать ее от нового падения, которое произошло в середине 2010-х годов, на фоне экономического кризиса в стране и серии внешне- и внутриполитических обострений. На данный момент американский доллар стоит около 5,5 лиры, что почти в четыре раза больше, чем на момент смены дензнаков.

Как бы то ни было, но с деноминации начался долгий период стабилизации лиры. Новая лира дешевела с темпами не больше 5–8% в год, тогда как до этого рост цен мог превышать и 20%. В последние годы инфляция вновь вырвалась в галоп: в минувшем июле она составила 16,6%. Тем не менее, хотя новая лира дешевеет, до множества нулей на банкнотах ей по-прежнему еще далеко.

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх