Свежие комментарии

  • Алексей Андреевич
    кое-что нам есть смертельно опасноНекоторые национа...
  • Тамара Соловьева (Ярцева)
    Мои родственники тоже ходили постоянно вместе, как неразлучники. Старенькие, но такие влюблённые друг в друга"Птенчики"
  • Елена Марченко
    всё равно всё переврут!Уже сейчас  всё перевирают.Умрём мы,у которых воевали отцы и деды-всё переделают бесстыдно! Ст...Каким мифам и заб...

Мегапроекты Советского Союза: плотина через Берингов пролив

Мегапроекты Советского Союза: плотина через Берингов пролив

Один из вариантов дамбы через Берингов пролив.


Идея на 24 млрд рублей


Вечная мерзлота и экстремально низкие температуры всегда были большой проблемой нашей страны. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке дорого и не совсем комфортно жить – люди во все времена с неохотой туда переселялись.

В то же время сохранение территориальной целостности страны при низкой плотности населения становится большой проблемой. Для контроля ситуации на северо-востоке СССР и России всегда требовались большие ресурсы.

Сейчас проблема низких температур в гигантском регионе страны постепенно решается глобальным потеплением. Со временем увеличивается продолжительность навигации на Северном морском пути, зимы становятся мягче, а лето – продолжительнее.

Но в 60-х годах прошлого столетия до этого было еще очень далеко и отдельные энтузиасты готовы были действовать здесь и сейчас.

Одним из самых ярких преобразователей природы в Советском Союзе был инженер Петр Михайлович Борисов, предложивший в конце 50-х годов проект дамбы через Берингов пролив.

В Комитете по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР эта идея была зарегистрирована в 1957 году под наименованием «Коренное улучшение климата полярных и умеренных широт земного шара».


В 1970 году для популяризации проекта была издана книжка «Может ли человек изменить климат», получившая все необходимые одобрения Академии наук СССР. В научно-популярном издании приводятся теоретические обоснования для постройки мегасооружения в узкой части Берингова пролива.

Вся логика проекта строится вокруг простого тезиса – сначала напугать, а потом предложить спасение. Напугать читателей Борисов вместе с академиками решил скорым наступлением нового ледникового периода, который должен был фактически парализовать большую часть СССР к 80–90-м годам прошлого столетия. Вечная мерзлота должна была добраться как минимум до Урала. Сейчас в век панической борьбы с глобальным потеплением идеи советских ученых кажутся по-особенному наивными.

Мегапроекты Советского Союза: плотина через Берингов пролив

Немного о том, с чем решил бороться Петр Борисов.

А это ни много ни мало холодные массы воды, останавливающие Гольфстрим сразу за Скандинавией. Вода приходит из Тихого океана как раз через Берингов пролив и заметно охлаждает российскую Восточную Сибирь и Дальний Восток. Именно поэтому логично перекрыть пролив в самой узкой 74-километровой части на глубину 50–60 метров и тем самым блокировать перенос холодной воды в Арктику.

Но и это еще не все.

В планах была система перекачивания холодной воды из северного бьефа к южному с помощью мощных насосов плотины. Перекачка воды из Чукотского в Берингово море требовала, по самым скромным подсчетам, не менее 25 млн киловатт энергии ежегодно.

Для сравнения: Красноярская ГЭС в то время выдавала 6 млн киловатт, Братская ГЭС – 4 млн, а Нижнеленская ГЭС – 20 млн. Правда, последняя гидроэлектростанция, расположенная у истоков Лены, так и осталась в проекте – для электроэнергии не нашлось достойных потребителей.

Важным пунктом советского мегапроекта была тесная кооперация с Соединенными Штатами и Канадой – все-таки тепловая мелиорация Арктики должна была улучшить климат и в этих странах.

Петр Борисов предлагал разделить затраты и отрядить СССР не более 40 % от объемов финансирования, то есть около 8–10 млрд рублей.

Помимо самой плотины, автор проекта запланировал массу инфраструктурных проектов.

На восточном и западном берегах пролива должны были появиться два города на 50 тыс. жителей каждый, два порта и каскад АЭС для питания тех самых насосов.

Как вариант, рассматривали постройку нескольких ТЭС, работающих на местном угле. В случае успешной реализации последней идеи, регион ждал настоящий апокалипсис – смогом от десятков теплоэлектростанций заволокло бы небо на десятилетия. И, конечно же, в плотине предусматривались двухпутная железная дорога и автострада, соединяющая Евразию и Северную Америку.

Мегапроекты Советского Союза: плотина через Берингов пролив
Поперечный разрез плотины. Эскиз из книги «Может ли человек изменить климат»

Отдельно стоит остановиться на конструкции самой плотины.

Перекачка воды от северного бьефа к южному неизбежно привела бы к скоплению пакового арктического льда толщиной от 5 до 10 метров, который со временем просто бы снес многомиллиардное строение. Для этого автором предусматривались обтекатели на верхней части плотины, по которой массы льда просто перекатывались к южному бьефу.

А как же железная дорога и автострада, о которых шла речь?

Борисов считал, что лед в конце концов должен закончиться, и вот тогда обтекаемую часть плотины можно будет перестроить под транспортные артерии.

Планета, которой повезло


Для понимания ситуации, в которой развивались подобные идеи кардинального изменения природы, стоит осознавать, в какой реальности жили люди того времени.

Наука и технологии правили миром – человек полетел в космос, обуздана ядерная энергия, мощные ГЭС перекрывают русла гигантских рек. У современников научно-технической революции создалось отчетливое ощущение, что отныне все можно и силы природы в кармане у человека.

В подтверждение этого тезиса в своей книге автор приводит слова российского океанографа Степана Макарова:

«Говорят, что непоборимы торосы Ледовитого океана. Это ошибка: торосы поборимы, непоборимо лишь людское суеверие».

Поэтому проект Петра Борисова при удачном стечении обстоятельств мог быть реализован, пусть и ценой беспрецедентных затрат.

К чему бы это привело?

Здесь можно говорить только о вероятном сценарии развития событий, но он совсем не радужный.

Сначала рассмотрим мнение самого Петра Борисова, который предполагал возврат климата Арктики на 1,5 млн лет назад.

Цитата из книги инженера:

«Тундра у побережья Арктического бассейна исчезнет – останется только узкая оторочка у Гренландского ледникового щита. На её месте расселятся леса: хвойные – ближе к Тихому океану, лиственные – ближе к Атлантическому. Широколиственные породы проникнут на северо-запад Камчатки. Лиственные леса займут и Восточную Сибирь, сменив хвойную тайгу. В Западную Сибирь, до Тобольска и в смежные с ним южные области благодаря мягкому теплому климату проникнут атлантические виды древесных пород, в том числе граб и бук. Понизится аридность пустынь Центральной Азии. На территориях наших среднеазиатских пустынь она понизится до такого уровня, что станет возможным возрождение степей. Субтропические культуры можно будет выращивать в Предчерноморье и в нижнем междуречье Дона и Волги. Потеплеет и станет более стабильным климат Западной Европы».

В прогнозах Борисова была еще и Сахара, которая должна была превратиться в полупустыню. При этом первые климатические эффекты от дамбы случились бы уже на 2–4 год после постройки.

Мегапроекты Советского Союза: плотина через Берингов пролив

Но, кроме апельсинов в российской средней полосе, дамба в Беринговом проливе несла с собой массу рисков.

Так и непонятно, почему ученые, рецензировавшие труд инженера, не указали автору на фундаментальные ошибки.

Например, на то, что одновременно с тепловой мелиорацией Арктики, неизбежно охладилась бы Япония, Полинезия и российское Приморье. Гольфстрим после таких фокусов мог необратимо замереть на рубеже Северного Урала, и это вызвало бы новый ледниковый период в Европе.

Температура упала бы и в Арктике, льды приблизились к северному побережью СССР и заперли дельты крупнейших рек страны. Половодье в таком варианте развития событий затопило бы половину востока.

Но даже в случае продления Гольфстрима в глубину Арктики, последствия для Советского Союза оказались бы не самыми однозначными. Как результат, вечная мерзлота повсеместно тает, гигантские переувлажненные территории превращаются в болота, из которых миллионами тонн выходит связанный ранее метан.

Кстати, сейчас что-то подобное происходит с российским Крайним Севером и Дальним Востоком.

Как оказалось, ответ на тезис, вынесенный в название книги «Может ли человек изменить климат», оказался утвердительным. Только для этого дамба Петра Борисова не понадобилась.
Автор:
Евгений Федоров

Картина дня

наверх