Скажи мне, кто твой дед…

Одна юная девушка очень хотела сблизиться с компанией «мажоров» и была невероятно счастлива, когда попала на их вечеринку. Ее гордости не было предела, когда компания согласилась завершить вечер у нее дома, даже несмотря на то, что они в угаре разнесли и загадили ей всю квартиру. Наутро все газеты вышли с передовицами: всю ночь из дома на Даунинг-стрит, 10 раздавались пьяные крики, а приехавший наутро премьер-министр с женой ничего не могли объяснить журналистам.

Это история из романа английского писателя Ивлина Во, но и в жизни подобное случается.

В одном из своих интервью российский олигарх Владимир Потанин рассказал о своей учебе в МГИМО и вспомнил похожий эпизод. Студенты решили «затусить» и стали искать место — «хату» или, по-нынешнему, «вписку». Один юноша предложил «зажечь» на даче у дедушки. Его спросили: а предки точно уйдут? Тот говорит: да там будет один дедуля, но он тихий, нам не помешает, он в дальней комнате по вечерам в наушниках Высоцкого слушает. Это был Андрей Брежнев, внук генсека. Он, конечно, понимал, кто его дед, но не представлял того священного ужаса, который он внушает остальным.

Парадоксально, но большинство из нас тоже сохранили в памяти лишь обрывочные сведения о своих дедах. И часто смутно представляем себе их авторитет, вес, значение, которое они имели для окружающих. Не всегда можем оценить масштаб тех достижений, которых они добились в течение своей жизни. И далеко не все старики успели поделиться с детьми и внуками самыми сильными воспоминаниями — о подвигах на войне, о голоде и бомбежках, о встречах с великими личностями прошлого. По простой причине — не было повода, не приходило в голову, да и скромность не позволяла.

Пока внуки маленькие, деды не рассказывают им некоторые важные вещи, потому что те не поймут — у них не те интересы. Деды просто играют с ними, балуют, привлекают к помощи по хозяйству и т. п. Когда становятся подростками, то сосредоточены на себе и подростковых проблемах, деды для них — просто антиквариат, способный лишь на скучные нотации. А когда взрослеют и начинают что-то соображать, то бывает поздно. В итоге вместо истории семьи, традиций остаются семейные байки, и то обрывочные. 

Я знаю довольно много про своих дедов, но и это мизер, так как чем больше узнаешь, тем больше хочется подробностей. Рассказывали в основном родители. О войне старики говорили очень скупо и с неохотой. О биографии, своих родителях, других родственниках — считаные разы, это когда я уже в сознательном возрасте стал специально расспрашивать.

В итоге что я знаю? Что мои дедушка и бабушка познакомились на войне. Дед был ранен — я видел в его животе и груди два пулевых отверстия. Бабушка была военным фельдшером, спасала раненых с поля боя. Пока был маленьким, они на мои вопросы только отшучивались, и я так и не узнал подробностей.

Когда хоронили любимую тетю Шуру, сестру бабушки, в ее комнату в коммуналке набились родственники со всей страны. И я долго разглядывал откуда-то взявшиеся фотоальбомы, с которых смотрели незнакомые мне родственники, и даже не знал, кто из них кем мне приходился — многие фотографии были еще дореволюционные, этих людей уже нет. И только на поминках, из поминальных речей родственников, я узнал, что эта одинокая женщина, которая любила нянчиться со мной, была когда-то первой красавицей, потеряла на войне мужа, осталась одинокой, чтобы хранить память о нем, а в дальнейшем сделала большую карьеру, работала главным бухгалтером в областном отделении «Волготанкера», гигантской организации, заведовавшей всеми речными перевозками в Поволжье.

И про другого деда я гораздо больше узнал уже после его смерти — когда разбирали его архивы и фотоальбомы. Он был цирковым артистом, воздушным гимнастом-эквилибристом, и вместе с его фотографиями на арене цирка хранились вырезки из газет, где рецензировались его выступления в разных городах страны, там же были фотографии его коллег по цирку. Из этих фотоархивов я узнал, что в разное время он дружил и общался с такими людьми, как нарком просвещения СССР Анатолий Луначарский и его жена Наталья Розенель, с Леонидом Утесовым, с артистами Николаем Смирновым-Сокольским и Владимиром Уан-Зо-Ли, переигравшим всех японских офицеров и генералов в старых советских фильмах. И понял, что дед прожил невероятно насыщенную и интересную жизнь, о которой хочется узнать как можно больше подробностей, но я их уже не узнаю. Просто когда я был пацаном, меня не очень интересовали взрослые дела и воспоминания, а деды не навязывались.

Это жизнь, и ничего с этим не поделаешь — новые поколения всегда заново открывают для себя Америку и изобретают велосипед, и им бесполезно твердить, что почти все, что вы мечтаете сделать, уже делали ваши деды. И ошибки молодости, и победы, и творческие озарения, и мудрые открытия жизненных правил поведения и отношений с людьми — все это уже было в предыдущих поколениях, все проходят в жизни одни и те же этапы и набивают одни и те же шишки. Новые технологии и научные открытия лишь меняют среду и обстоятельства, в которых мы живем, а жизненные этапы и секреты остаются примерно теми же.

Вот и возникает противоречие: с одной стороны, важная функция дедов — передача преемственности и семейной истории, с другой — совсем не просто наладить коммуникацию между старшим и младшим поколениями, поскольку слишком далеки их интересы и представления о современной жизни. Помню, как посмеивались мы над наставлениями нашего дедушки, разъезжавшего с цирком шапито по охваченной Гражданской войной стране — так, провожая нас на вокзал, он всегда предостерегал от того, чтобы ложиться спать на верхней полке головой к окну. Почему? Да потому, что вор, который едет на крыше, может опустить форточку и вытащить из-под головы спящего чемодан. И с удивлением выслушивал в ответ, что сегодня уже воры не ездят на крышах поездов, а пассажиры не кладут чемоданы под голову.

И все же хорошо, что от дедушки остались хотя бы его архивы. Возможно, это самый лучший способ передать информацию о своей жизни будущим поколениям. Храните вырезки из газет, переписку с родными и близкими, собирайте фотоальбомы и сохраняйте все это в цифровом виде — вашим внукам это точно будет интересно в определенном возрасте. А в некоторых случаях сослужит полезную службу.

Владимир Гендлин

Источник ➝

20 забавных советов — и в жизни пригодятся, и настроение поднимут

Когда кто-то рассказывает об очередной жизненной сложности — у нас всегда есть три десятка очень правильных и разумных мыслей о том, как человеку стоит поступить в данной ситуации.

Но когда ситуация обратная, и люди, мнения которых мы не спрашиваем, лезут со своими нравоучениями и советами — кажется, что это не их дело, и все, что они говорят — полный вздор.

 

 

 

Но есть советы абсолютно универсальные — разумные и забавные одновременно. К тому же — они поднимают настроение.

Вот 20 таких советов на все случаи жизни!

 

1.

 

 

 

2.

 

 

 

3.

 

 

 

4.

 

 

 

5.

 

 

 

6.

 

 

 

7.

 

 

 

8.

 

 

 

9.

 

 

 

10.

 

 

 

11.

 

 

 

12.

 

 

 

13.

 

 

 

14.

 

 

 

15.

 

 

 

16.

 

 

 

17.

 

 

 

18.

 

 

 

19.

 

 

 

20.

 

 
 
 

Елена

Картина дня

))}
Loading...
наверх