Свежие комментарии

Кукиш без масла. Как сто лет назад в деревнях поели даже кошек и ворон

Голод, 1921 г.

Голод, 1921 г. РИА Новости

В 1921 и 1922 гг. Россию охватил страшный голод. По приблизительным оценкам, от голода и сопутствующих ему болезней умерли более 5 млн человек. И в 1921 году в связи с жесточайшим неурожаем, поразившим обширную территорию страны (особенно Поволжье), были созданы сразу две организации, призванные как-то справиться с этой напастью.

18 июля ВЦИК своим декретом учредил Центральную комиссию помощи голодающим (Помгол). Основной её задачей было выяснение масштабов бедствия, признание голодающими целых губерний и отдельных уездов, переселение крестьян из пострадавший районов и сбор необходимых средств. Возглавил комиссию председатель ВЦИК Калинин. Помгол упразднили уже в октябре 1922 года, создав взамен Центральную комиссию по борьбе с последствиями голода (Последгол).

Другая организация была общественной — Всероссийский комитет помощи голодающим (ВК Помгол). Она была образована при посредничестве писателя Максима Горького, а возглавил ее председатель Моссовета Лев Каменев. В состав комитета вошли 12 представителей власти, известные деятели искусства, но были там и люди политически неблагонадёжные — бывший председатель II Государственной думы Головин, министр торговли и промышленности, министр продовольствия Временного правительства Сергей Прокопович и его жена Екатерина Кускова, бывший член Временного правительства Николай Кишкин и др. Вскоре, однако, ВК Помгол был разогнан, многие его члены отправлены в ссылку, а некоторые позже расстреляны.

Наиболее известные члены комитета были вывезены за рубеж на знаменитом «философском пароходе».

Поводом для разгона послужила доведённая до Ленина информация, что на одном из заседаний комитета Прокопович произносил антиправительственные речи. Владимир Ленин тут же направил письмо Иосифу Сталину и всем членам Политбюро с предложением распустить Комитет (он саркастически называл его «Кукиш» — от фамилий Кусковой и Кишкина), арестовать Прокоповича и выслать остальных из Москвы, «разместив их по одному в уездных городах по возможности без железных дорог, под надзор».

 

Дом за ведро квашеной капусты

Надо сказать, что голод в России случался и до революции. И возникал едва ли не каждые 5-7 лет. Так, в 1891-1892 годах «царь-голод» охватил основную часть Черноземья и Среднего Поволжья с населением 36 млн человек. По официальным данным, жертвами этого голода стали 400 тысяч человек. Некоторые исследователи говорят о 2 млн умерших.

Однако первый в советской России голод по своим масштабам превзошёл все дореволюционные. Первая мировая и гражданская войны, раскулачивание, продразвёрстка и почти полное прекращение денежного обращения в деревне привели к сильному упадку сельского хозяйства. От жестокой засухи 1921 года погибла почти четверть всех посевов. Весной 1922 года в поволжских губерниях численность голодающих превышала 90% населения. Причем голод охватил не только Поволжье, но и Украину, Крым, Казахстан, Предуралье и Западную Сибирь — территории с общим населением 90 млн человек. В Самарской губернии, Башкирии и Татарии смертность возросла с 2,4 до 13,9 человек на 100 душ населения. В голодающих деревнях не осталось никакой живности — коровы, лошади, овцы, козы, собаки, кошки и даже вороны были съедены. Крестьянские избы стояли без соломенных крыш, которые голодные люди тоже съедали. Голод привёл и к многочисленным случаям каннибализма. Случалось даже, что матери поедали своих детей.

Советское правительство не замалчивало масштаба трагедии. В январе 1922 года даже главная большевистская газета «Правда» писала о том, что в голодающих районах наблюдается повальное людоедство. Доведённые до безумия и отчаяния люди поедали человеческие трупы. Особенно сильно страдали беднейшие крестьяне, прежде всего те, у кого не было молочного скота. Более полутора миллионов крестьянских детей лишились родителей и крова, стали бродяжничать, просить милостыню и воровать. В сёлах Самарской, Саратовской и Симбирской губерний крестьяне осаждали местные советы и требовали выдачи им пайков. Люди продавали своё имущество буквально за кусок хлеба, а за ведро квашеной капусты в то время можно было купить целый дом. Последствия голода ощущались до 1923 года, а многие крестьяне ели суррогатный хлеб и в 1924 году.

 

 

Церковная утварь и американская помощь

Сколько-нибудь существенных резервов продовольствия у большевиков не было, поэтому в июле 1921 года они обратились за продовольственной помощью к иностранным государствам и общественным организациям. Тем не менее первая незначительная помощь была отправлен в Россию лишь в сентябре. За счёт внутренних резервов власти смогли предоставить голодающим около 22 млн пудов продовольствия, советские общественные организации собрали и доставили в голодающие районы 10,6 млн пудов. Добровольно ограничив свои пайки, около миллиона пудов собрала Красная Армия.

В августе 1921 года помощь в борьбе с голодом предложила Русская православная церковь. Вскоре возник церковный комитет помощи голодающим. Было достигнуто соглашение, что церкви будут отдавать для помощи голодающим драгоценности, «не имеющие церковного употребления». К февралю 1922 года церковный комитет собрал около 10 млн рублей. Помимо этого, были собраны ювелирные изделия, золотые и серебряные монеты, оказывалась продовольственная помощь. Однако в конце месяца ВЦИК издал декрет об изъятии церковных ценностей, которым местным органам власти предписывалось изъять из церквей все изделия из золота, серебра и драгоценных камней и передать их в ЦК Помгол. Это позволяло советской власти конфисковывать в церквях практически всё, в том числе и предметы, необходимые для проведения религиозных служб. Патриарх Тихон обратился к верующим с воззванием и осудил действие властей как святотатство. В ходе изъятия произошло около полутора тысяч инцидентов с трагическими последствиями. Так, в марте 1922 года в Шуе красноармейцы и чоновцы (бойцы частей особого назначения (ЧОН), своего рода военно-партийных отрядов) применили против верующих оружие, было убито пять человек. Самое интересное, что большая часть изъятых церковных ценностей пошла не на борьбу с голодом, а на антирелигиозную пропаганду.

 

 

Большую поддержку России оказала неправительственная организация «Американская администрация помощи» (ARA), которую возглавлял министр торговли и будущий президент США Герберт Гувер. Уже к октябрю организация отправила в Поволжье около 500 вагонов продовольствия. Кроме того, в Россию поступали медикаменты, одежда и обувь. Вслед за американской в Россию стала приходить помощь и от других зарубежных организаций, в первую очередь от Международного комитета помощи России, которым руководил верховный комиссар Лиги Наций знаменитый полярный исследователь Фритьоф Нансен. Постепенно с приходом нэпа стал приходить и достаток, а ужасные потрясения начала 1920-х годов начали медленно забываться.

источник 

Картина дня

наверх