На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Балу -
    Таких дебилов специально выращивают или это у них в результате естественного отбора мозги отключаются напрочь?...Эстония: «мы пост...
  • Ольга
    Только чтобы потом они сами улицы после себя и отмывали 🤣Простой способ оч...
  • Гоша Веверсис
    да ещё в еду слабительное ,вот будет цирк.Простой способ оч...

Если б не было тебя

- Стойте, стойте! – баба Маша, красная и запыхавшаяся, бежала вслед за удаляющейся машиной Скорой помощи и махала рукой.

– Да стойте же!

Она уже потеряла всякую надежду догнать машину, как та вдруг взяла и остановилась.

Водитель случайно посмотрел в зеркало и заметил бегущую женщину.

- Что случилось?

– крикнул врач, выйдя из кабины.

- Что с Петровной?

- Инфаркт...

- Выживет?

- Учитывая её возраст, это одному Богу только известно…

- Можно взглянуть на неё?

- А вы кто? Родственница?

- Соседка.

Врач почесал затылок, потом молча открыл дверь салона, а баба Маша подошла ближе.

Она стояла и смотрела на Петровну, а по щеке медленно катилась слеза.

Последние полгода они не общались.

Но до этого были лучшими подругами. С детства дружили.

Поэтому обиды обидами, но сейчас ей было не всё равно.

Она осторожно коснулась её руки, провела пальцами от локтя до запястья и сжала её ладонь.

Крепко сжала, будто надеялась, что Петровна сейчас встанет, и они вместе пойдут домой.

Заварят ароматный липовый чай, поставят на стол тарелку с блинчиками, откроют банку с малиновым вареньем и будут разговаривать ни о чем и о важном до самого утра, как это было раньше.

Но Петровна не вставала. Да и глаза её были закрыты.

«Ты прости меня…» - шептала баба Маша.

- Вы извините, нам ехать надо. Приступ мы купировали, но состояние тяжелое. Нельзя время терять.

- Да-да… - пробормотала баба Маша, отходя в сторону.

Потом она схватила врача за руку:

- Спасите её, пожалуйста! Спасите!

- Мы сделаем всё возможное... Оставьте мне свой номер телефона, я перезвоню, как будут новости.

Баба Маша стояла посреди дороги, окутанная облаком пыли и провожала взглядом Скорую помощь.

Тяжело было на душе и… обидно. Обидно, что не помирились. По глупости ведь поругались, а помириться им гордыня не позволяла. Не зря говорят:

Только тогда начинаешь ценить, когда теряешь…

…или, что еще хуже – уже потерял.

Потерял навсегда и безвозвратно.

«Нет! Нет! Петровна, она сильная! Она обязательно выкарабкается…».

С этим тягостными мыслями соседка пошла домой, а по дороге еще долго всхлипывала и шмыгала носом.

Закрыв за собой калитку, баба Маша увидела своего Филю.

Он грелся на солнышке. Однако радости в его глазах не было. Грустные были глаза. Не такие, как в молодости.

- Филя, Филечка! Иди сюда, родненький.

Кот нехотя встал, подошел к хозяйке, потерся о её ноги, затем снова распластался на земле.

С приходом старости, которая подкралась незаметно, он совсем потерял интерес к жизни…

Баба Маша его очень хорошо понимала…

Вот такое невеселое утро выдалось в деревне Ягодкино. Но что поделаешь: жизнь, она такая – состоит из белых и черных полос. Чем-то похожа она на тельняшку.

Ту самую, которая была надета на худощавом парне, который тем же утром не спеша прогуливался по деревенским улицам.

Никто его раньше тут не видел, да и сейчас не замечал, потому что люди делами заняты.

А те, кто ничего не делал, стояли сейчас в продуктовом магазине.

Ждали, когда привезут свежий хлеб, и заодно обсуждали утренние новости, которые сорока на хвосте принесла.

А чего удивляться: слухи по деревне очень быстро расползаются.

- Я ведь говорила ей, брось ты свой огород. Здоровье важнее! – говорила старушка в вязаной кофточке.

- Как же его бросишь, если он тебя кормит? – возражала ей вторая.

- Ага! И кому она лучше сделала?

В этот момент в магазин вошли двое: парень в тельняшке и Светлана Федоровна.

Обе женщины, стоявшие у прилавка, одновременно помахали ей рукой, а когда она к ним подошла, стали взахлеб делиться новостями.

Парень же надел солнцезащитные очки, и сделал вид, что внимательно изучает ассортимент на полках.

Продавец в этот момент пересчитывала хлеб, который ей приносил водитель-экспедитор, и так торопилась, что постоянно сбивалась со счета. В общем, все занимались своими делами, поэтому парень, хоть и был на виду, но остался незамеченным.

Да и чего на него глазеть?

К ним из близлежащих деревень и городов часто приезжают за ягодами. А сейчас в Ягодкино как раз самый разгар ягодного сезона.

Тем временем женщины разговаривали «на повышенных тонах»:

- Светка! Ты знаешь, что сегодня утром у нас случилось?

- Ну давай уже, выкладывай, - улыбнулась Света, которая всегда узнавала всё самой последней.

- Петровну помнишь?

- Петровну? Так у нас их в деревне несколько. Про кого речь?

- Ну Петровна. Та, что на улице Земляничной, 6 живет.

- Это на окраине же…

- Ну да, на окраине дом её стоит, а на другом конце улицы Машка живет. Они еще дружили раньше.

- А-а, помню-помню.

- Ну вот, увезли сегодня, представляешь. На Скорой. Инфаркт случился.

- Девочки, инфаркт - это серьезно. А ей под девяносто лет, если не ошибаюсь. Может и не вернуться домой. А если и вернется, то кто за ней присматривать будет?

- Ну да, одна ведь совсем. Ни детей, ни родных.

- А если помрет, нам опять скидываться на похороны, что ли? – вклинилась в разговор третья подруга.

- Да она вроде говорила, что у нее заначка на этот случай есть: денег и на похороны хватит, и на поминки. Так что в этот раз, наверное, можно и не скидываться.

Все облегченно вздохнули.

Затем пришла продавец, и бабушки-старушки сразу выстроились в очередь.

А парень вышел из магазина, так же незаметно, как и вошел, спросил у кого-то, как пройти на улицу Земляничную, и быстрым шагом направился в ту сторону.

За солнцезащитными очками не было видно его ехидных глаз, но улыбочка… Улыбочка на лице была. Еще бы: всё складывалось для него как нельзя лучше.

Парень остановился возле калитки и осмотрелся по сторонам. Никого не было.

Сама калитка была приоткрыта. Он слегка толкнул её ногой и протиснулся в образовавшуюся щель.

Правда, зацепился тельняшкой за согнутый ржавый гвоздь, который выступал в качестве запирающего механизма.

«Ничего страшного, потом новую куплю, - думал про себя парень. – Только бы деньги найти!».

Возле входной двери он остановился и стал прислушиваться. Тишина. Гробовая.

Дверь тоже оказалась незапертой, и улыбка на лице стала шире:

«Так мне никогда еще не везло» - радовался он, как дитя малое.

Парень зашел в дом, осмотрелся, надел перчатки и принялся переворачивать всё вверх дном.

В письменном столе денег не было, в чемодане под кроватью тоже. Не было денег и в книгах на полке. В кухонных шкафах только сахар кубиками, соль и разные крупы.

Оставался только платяной шкаф. Большой. С тремя дверцами.

Вор открыл первую дверцу и стал выбрасывать на пол одежду. Потом открыл вторую и сделал то же самое.

Платья, кофточки, свитеры, халаты, ночнушки: всё перемешалось в одной беспорядочной куче.

Когда он копошился в последнем отделе, то вдруг замер, а волосы на голове неприятно зашевелись…

Парень почувствовал, как кто-то дотронулся до его ноги.

Один раз, второй, третий… С каждым разом всё требовательнее. «Неужели хозяйка?»

Он медленно обернулся и никого перед собой не увидел.

Потом посмотрел под ноги: на полу сидел маленький котенок и пытался схватить его за ногу своими лапками. Играл или охотился… Кто знает, что у него на уме.

«Фу-ух! Это всего лишь котенок…» - успокоился парень.

Он отпихнул мелкого в сторону и стал искать деньги дальше.

Вот только не знал он одного: не так-то просто избавиться от котенка, которого утром никто не покормил…

Малыш продолжал «нападать» на вора, пытался забраться по ноге, потом грыз его кроссовки и умудрился даже развязать шнурки.

Парень уже не обращал на мелкого внимания, потому что если будет отвлекаться, то до самого вечера не управится. А медлить было нельзя. Вдруг наведается кто-нибудь в гости?

В таких случаях обычно говорят: «Накаркал!», потому что в дом действительно кто-то вошел.

Сначала он услышал противный скрип петель, а потом и осторожные шаги.

Деваться было некуда, и парень спрятался в шкафу.

- Господи, почему бардак такой в доме? – удивилась баба Маша.

Удивилась, потому что Петровна никогда себе такого не позволяла. Её дом был образцом чистоты и порядка.

- Ладно, завтра уберу всё, - пообещала она сама себе и принялась искать то, за чем пришла.

Неужели тоже за деньгами? Нет, конечно. Она пришла в дом за котенком.

Сплетницы в магазине рассказали, что Петровна, оказывается, недавно котенка нашла на улице и забрала себе. Захотелось ей немного радости на старости лет.

А баба Маша, как узнала, сразу побежала за ним. Один же совсем, некормленый. Пропадет!

- Неужели это котенок весь дом вверх дном перевернул? – размышляла вслух баба Маша.

Она зашла в комнату и сразу же увидела его. А он в это время отчаянно царапал дверцу шкафа. Очень понравился ему парень в тельняшке, да и в прятки играть тоже было интересно.

- Ути-пути, какая прелесть! – умилялась баба Маша.

Котенок действительно был очень красивым.

Даже Петровна удивлялась: как такое чудо оказалось на улице. Неужели у кого-то поднялась рука его выбросить? Впрочем, поиски хозяина не увенчались успехом. Да это сразу было понятно, потому что местные жители котов не выбрасывают. Не такие они люди.

- Иди сюда! Иди сюда, родненький, – звала баба Маша малыша.

А тот будто не слышал её совсем. Шкрябал дверцу шкафа без остановки.

- Да что там такое, в том шкафу? – удивилась она, беря котенка на руки и открывая дверцу.

Около минуты все присутствующие в комнате молчали.

Парень в тельняшке и солнцезащитных очках соображал, что ему делать, а бабе Маше не хватало воздуха…

…чтобы закричать.

Когда же она закричала, парень понял, что нужно действовать.

Он мгновенно выскочил из шкафа, оттолкнул рукой старушку и хотел уже бежать без оглядки, но… смог сделать только три шага, затем шнурки запутались, и он с грохотом упал на пол.

Да так «удачно», что сразу отключился.

Этот роковой случай можно описать одной-единственной фразой:

«Споткнулся, упал, очнулся — наручники!».

Когда парень открыл глаза, над ним склонился мужчина в полицейской форме и сравнивал его лицо с черно-белым изображением на листе бумаги.

- Вроде похож… - задумчиво говорил участковый.

- Да точно он! – поддакивала баба Маша, а потом еще кулак ему показала.

- Ладно, мое дело маленькое, а кому надо, тот разберется.

Вора, которому «так еще никогда не везло», повезли в участок, а баба Маша с котенком пошла домой. По дороге придумала ему имя: Тимофей. Потому что не знала, как Петровна его назвала. А называть как-то надо было. Даже если он всего лишь временный гость.

«Теперь и Фильке не будет так одиноко» - радостно думала баба Маша.

Вот только старый кот совсем не разделял радости хозяйки.

Увидев котенка у нее в руках, Филя подумал, что она нашла ему замену, и еще больше «ушел в себя».

Пока баба Маша целый день хлопотала по хозяйству, котенок пытался поиграть с котом, а Филя пытался от этого котенка спрятаться. Правда, безуспешно…

Малыш находил его везде. Находил, а потом пытался «поймать» своими маленькими лапками.

Убегая от него в очередной раз, Филя заметил, что дверь в погреб приоткрыта и проскользнул внутрь.

А котенок искал его, искал, почти нашел, как вдруг…

…из дома вышла баба Маша и забрала малыша, заодно закрыв дверь в погреб и подперев её держаком лопаты, чтобы опять не открылась.

- А куда же Филя мой пропал? – осматривалась баба Маша по сторонам.

Котенок пытался ей рассказать, но старушка лишь сильнее прижала его к себе и понесла в дом.

«Вернется мой Филя, обязательно вернется» - думала она. - А этот пока в доме побудет, чтобы не убежал.

Но старый кот не вернулся.

Ни ночью, ни на следующий день. Баба Маша места себе не находила. Оставив котенка в доме и бросив все свои дела, она пошла искать своего Фильку по деревне. Но поиски не увенчались успехом. Как сквозь землю провалился.

Потом еще врач позвонил, сказав, что Петровну спасти не удалось, что они сделали всё, что могли.

И руки её опустились, а из глаз ручьем потекли слезы. Горестно было, больно...

Старушка пришла домой и упала на кровать, где пролежала около часа. Потом вспомнила про котенка и пошла его искать. Только его тоже нигде не было.

- Да что же это такое? – чуть ли не закричала баба Маша. - Куда все пропадают?

Потом она увидела открытую форточку, порванную занавеску и догадалась, что малыш на улице.

Баба Маша выбежала во двор и заглядывала под каждый кустик. А кустиков у нее было несколько десятков. Самых разных. Котенка она случайно заметила возле погреба:

он отчаянно царапал дверь и «нападал» на лопату, пытаясь повалить её на землю.

Да только весу ему не хватало это сделать.

- Что, опять вор за дверью спрятался? – улыбнулась баба Маша, вспомнив вчерашний день.

Она подняла котенка, погладила и понесла его в дом, а он вырвался и снова побежал к двери погреба, громко мяукая.

На этот раз старушка заподозрила что-то неладное: сердце затрепетало в груди, ладошки вспотели...

Она ногой отбросила лопату и с такой силой открыла дверь, что, если бы не петли, та улетела бы через забор на дорогу. На верхней ступеньке сидел Филя, уже смирившийся с тем, что света белого ему увидеть больше не суждено. В глазах его такая грусть была...

- Филя, Филечка! Это как же я тебя тут заперла? Прости меня, Филька. Прости.

Она взяла его на руки и понесла в дом, где обогрела, накормила, и до самого вечера на шаг не отходила. Тимоша тоже принимал активное участие – сначала «охотился» за дергающимся хвостом, потом обнимал крепко и покусывал Филькины уши.

А тот не возражал.

Потому что сам таким в детстве был. Любил играть с хозяйкой, взрослых котов доставать, мух ловить.

Там, в погребе, у Фили было время, чтобы подумать и…

…понять:

старость – это естественный процесс, изменить это невозможно. Ведь у каждого тела есть свой «срок годности».

Но вот душа…

Душа вовсе не обязана стареть вместе с телом. Она не может стать вдруг "просроченной".

Гуляя с Тимофеем во дворе, Филя видел в нем себя маленького, и на душе становилось очень радостно.

Он снова научился снова радоваться жизни: играть в прятки, бегать, забираться на деревья…

И не только он.

Баба Маша смотрела на своих любимчиков и расцветала, как сирень в мае.

Никакие, даже самые глубокие морщины на лице не могут состарить душу.

Наблюдая за котенком, баба Маша вспоминала детство, когда она, еще совсем маленькая девочка, пряталась от родителей в кустах смородины и покоряла самые высокие деревья в саду.

«Если б не было тебя, наверное, бы уже и не вспомнила это никогда» - думала баба Маша.

Точно так же думал и Филя. Не думал ни о чем лишь маленький котенок: он просто жил, даже не догадываясь о том, что вдыхает жизнь в окружающих.

Заметки о животных

Картина дня

наверх