Свежие комментарии

  • ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
    Учились онлайн - по интернету. Вот и проверят, что они усвоили из такого обучения.В школах осенью п...
  • Инна Загребельная Загребельная
    Я верю. Такое случается. У меня было таких вещих два сна.ЗАГАДОЧНЫЙ СЛУЧАЙ...
  • Марина Петрова
    Какие могут быть проверочные работы, когда дети не учились почти полгода.В школах осенью п...

Принять– приютить до смерти, а надо ли мне это?

Принять– приютить до смерти, а надо ли мне это?

Реальные истории и случаи из жизни — такое не придумаешь:)

 

   "Я плохо помню свою счастливую семью детства. Папа погиб, когда мне было 6 лет, мама растила нас с сестрой одна. Когда мне было 14 лет, а сестре 22, мама тяжело заболела. Уходя на тот свет, она молила мою сестру, чтобы та хорошо следила за мной, чтобы мы жили дружно. А потом мамы не стало, и сестра оформила на меня опекунство. В наследство от родителей нам достался дом на 3 комнаты с широкой террасой с маленьким участком на окраине города.

Да. Я была сложным подростком, видимо уход матери на меня так повлиял, что я стала нервная и дерзкая. Сестра строила из себя строгого надзирателя, никакой от нее ласки не было. Всю ласку и заботу она отдавала своему будущему жениху, с которым мы были не в ладах. Через год она вышла за него замуж, я даже на свадьбу не пошла, и на второй день ушла из дома, где догуливали, чтобы не видеть это вражеское счастье. В школе училась кое-как, лишь бы закончить. А в 17 лет привела для сожительства себе в комнату своего парня-неформала. Понятное дело – дома скандал, муж сестры побил моего бойфренда и выкинул из дома. А сестра сказала, чтобы я тоже вслед за ним уматывала. Я так и сделала.

Тогда были сложные времена – перевороты в стране, начало 90-х годов.

У меня даже в голову не приходило бегать по инстанциям и судиться с сестрой за дом, я в этом ничего не понимала. Просто собрала манатки, ушла жить к тому парню в его семью, но его родители сильно пили, буянили, да и мы молодые – не смогли быт наладить, никто работать не хотел. Домой я не вернулась, да меня никто и не звал, сестра уже беременна была, ей мой лишний рот не нужен был. У сестры с мужем была радость, что я выписалась из дома в 18 лет, и напоследок сестренка покрыла меня матами с крыльца, желая, чтоб я загнулась где-нибудь под забором.

Я начала свою жизнь в другом городе: работала продавцом в ларьках и на базаре, снимала углы, жила в общаге. Иногда в зарплате меня «кидали», такие были времена, голодала сильно, но к сестре не обращалась. По слухам я знала, что сестра родила девочку, продала дом, купила квартиру, но мне было плевать. Да, она жила «жирненько», ее муж стал бизнесом заниматься, машину приобрел. А я перебивалась лапшой, и то – когда повезет. Но мне повезло в другом: в конце 90-х на меня обратил внимание брат хозяйки моей «точки», где я торговала, у нас начался роман, перешедший в свадьбу. Мы до сих пор живем душа в душу, есть двое сыновей, квартира, машина и дача. Мы приобрели это постепенно, своим трудом, вместе, я не сидела на шее мужа.

Конечно же, я интересовалась, как живет моя сестра за это время, тем более интернет уже был, соцсети всякие. Она какое-то время там мелькала с фотками своей счастливой семьи, но потом забросила странички. Но зато мне писали наши общие знакомые, что ее муж стал спиваться, они начали часто драться и развелись к концу нулевых годов. Квартиру продали, разделили на три доли, и за свои деньги сестра с дочкой купили очень маленькую двушку-хрущевку со смежными комнатами, живут бедно, сестра работать особо не привыкла. Ее дочь – нервная и крикливая пассия, мать постоянно унижает. А недавно племянница вышла замуж и сживает мать из дома. Эффект бумеранга сработал.

И вот опять сестра появилась в соцсетях, стала мне писать. Просит забыть все старые обиды, жалуется на жизнь, постоянно извиняется за молодость-глупость, бьет по больному: мол, мы родные же, папа и мама мечтали, чтобы мы были дружными.  Сначала ничего не отвечала, потом спросила: «Что конкретно тебе от меня надо?». Она пишет, что совсем больная стала – муж почки отбил, а теперь дочь руку поднимает, из дома выгоняет, деться ей некуда, родных нет, кроме меня. Проситься хоть на дачу, мол – готова хоть прислуживать там, только чтоб я не отказала.

Честно говоря, я в смятении. Я такой человек, которая готова простить кого угодно, потому что сама знаю не понаслышке, что такое нужда. Даже мой муж ее пожалел, мол – пусть селится на даче. Но все же,  разумом я понимаю: принять – это значит приютить ее до смерти, с уходом и заботой в своей квартире, если у нее здоровье подкачает, а надо ли мне всё это? Лишь за «родство» что ли? Обиды давно прошли, но я не хочу брать на себя ответственность за чужого мне человека (по факту). И жаль ее, дурочку, и в то же время как-то нет желания с ней опять связываться. Что мне делать?"

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх