Последние комментарии

  • Светлана Голубева18 сентября, 9:17
    Мне тоже интересен этот вопрос. Хотелось бы заказать. Суставы болят.Шей, как бабушка
  • Светлана Голубева18 сентября, 9:16
    Как можно больше и дольше здоровья этой женщине-мастерице!!!Шей, как бабушка
  • Вера Романова18 сентября, 7:03
    а жена интересно знала ее мужа,что он просто ждал,когда сын вырастет и тот уйдет.На чужом несчастье своего не построишьЧем живёт королева детектива Александра Маринина: 10 малоизвестных фактов о знаменитой писательнице

Очевидец невероятного

Память играет с пожилыми людьми странную шутку: имена и факты, услышанные вчера, запоминаются плохо, зато события далекого прошлого вспоминаются в мельчайших деталях. Мы помним, какой плащ носила мама, или какими словами нагрубила продавщица мороженого. Но даже самым ярким воспоминаниям прошлого не всегда можно доверять.

 

...Была зима, шел мягкий снег, я лежал в коляске, стоявшей на дороге возле моего дома, перед лицом натянуты веревочки с погремушками. Мама попросила ребятишек постарше присмотреть за мной, пока она сбегает в магазин, и они радостно со мной играли. Это длилось минут десять, потом мама вернулась. Я отчетливо помню это событие, этот день — было не солнечно и не пасмурно, не тепло, но и не холодно, снежинки ложились мне на лицо, хорошее настроение, добрые детишки, которые года два спустя стали моими товарищами по играм. Идиллическая картинка.

Что в этом воспоминании не так? Первое: если я лежал в коляске, то мне было от силы год-полтора. Большинство моих знакомых помнят себя не раньше четырех-пяти лет. Дальше: ребята, с которыми я позже играл, были всего на два-три года старше, значит, им было три-четыре года, и они не могли шефствовать надо мной. Невероятно, чтобы мама оставила меня на попечение трех-четырехлетних детей и убежала в магазин. И уж совсем невозможно, чтобы мама оставила коляску на проезжей части — это не проспект, но там иногда проезжали машины. А я точно помню, что коляска стояла именно на дорожке. В этой истории странно сочетаются четкость и ясность воспоминания — со множеством нелепостей, несуразностей, сомнительных деталей. Вполне возможно, что мне это приснилось в раннем возрасте и почему-то на всю жизнь запомнилось как факт.

«Ложные воспоминания» — хорошо задокументированный феномен. Люди готовы поверить в самые странные вещи, если они каким-то образом зацепились в сознании, совпали с мировоззрением или наложились на сильные эмоции. Это хорошо известно следователям, журналистам, психологам: очевидец — далеко не самый надежный источник информации. На восприятие нашим мозгом картинки, слов, звуков, фактов сильно влияет наше эмоциональное состояние: стресс, гнев, страх, боль, а также наше мировоззрение, убеждения, воспитание, подверженность чужому влиянию, а иногда и элементарное косноязычие передатчика информации. Но ни один человек никогда не признается, что его подводят память, глаза, уши, — это равносильно признанию в своей недееспособности.

В итоге один очевидец уличного конфликта будет рассказывать, что на пострадавшего напал огромный бородатый мужик с топором, а другой сообщит, что это был мелкий плюгавый юнец с козлиной бородкой и связкой ключей в руке, и вовсе не он напал, а на него напали. 

Еще больше искажается информация при дальнейшей передаче по цепочке, так называемый испорченный телефон. Человеческий мозг несовершенен, а люди не всегда аккуратны при восприятии и передаче информации. Пример из недавней криминальной хроники: корреспондент газеты берет интервью у «очевидца», который «слышал крики жертвы». «Вы точно слышали?» — спрашивает он. «Точно слышал!» — отвечает собеседник. Но потом выясняется, что он слышал то, что ему рассказывала соседка, которой рассказала другая соседка. Человек не соврал — он лишь по-своему понимает слово «слышать» и не делает разницы между «слышать крики» и «слышать сплетни».

Еще одна проблема: люди обычно верят в то, во что им хочется верить. И вообще люди очень любят красивые истории. Так и создаются мифы: если персонажи вам лично симпатичны, то из их истории вы уберете все сомнительные или некрасивые детали — оставите только идеальный образ героя. И наоборот: наши предубеждения стараются вытряхнуть из памяти то, что нам не хочется помнить.

Исследования памяти и ложных воспоминаний начались чуть более ста лет назад. В 1887 году психиатр Ричард Ходжсон и специалист по фокусам Эс Джей Дэйви несколько месяцев ставили один и тот же опыт над группами добровольцев: Дэйви манипулировал дощечками, незаметно подменял их так, чтобы на них таинственным образом появлялись нарисованные мелом знаки и символы, после чего участников просили оставить письменные отчеты об увиденном. Оказалось, что десятки участников имели совершенно разные воспоминания об этом опыте. Эти эксперименты подтвердили идею Ходжсона, что наши наблюдения и воспоминания не столь уж надежны, как мы думаем, особенно если сталкиваемся с неожиданностью. 

Почти сто лет спустя дело Ходжсона продолжила профессор Элизабет Лофтус. В период между 1974 и 1979 годами она успешно доказала, что ложные воспоминания нетрудно внедрить в сознание человека, если ему задавать наводящие вопросы или если ложная информация выдается представителем власти или другой авторитетной фигурой. 

Через 20 лет она развила открытый ею «эффект дезинформации» в серии новых экспериментов. Каждому испытуемому рассказывали четыре случая из его детства. Три истории были правдой, одна — ложью. В ложной истории участнику рассказывали, что он был потерян в торговом центре, а затем его нашли и вернули родителям. Четверть участников поверили в ложь. 

Эксперименты Лофтус в дальнейшем повторяли десятки других психологов во всем мире, и эффект успешного создания ложной памяти достигал от 30 до 50%.

С тех пор были неоднократно задокументированы случаи, когда злоумышленники либо сотрудники правоохранительных органов успешно использовали суггестивные методы и дезинформацию для достижения своих неблаговидных целей. Один знакомый, случайно попавший под подозрения следователя в убийстве, на допросе столкнулся с такими изощренными методами нажима и манипулирования фактами, что уже через полчаса стал верить, что вся его прежняя жизнь, включая семью, карьеру, образование, просто ему приснилась. А на самом деле он злодей, убийца, насильник, о чем неопровержимо свидетельствуют аргументы следователей. На его счастье, настоящий преступник был вскоре найден.

Сегодня в нашем распоряжении есть технологии, способные добавить убедительные фото- и видеодоказательства ложных событий. Это успешно используется как в личных, так и в политических целях, поэтому так трудно бывает отличить правду от обмана. В безобидных случаях «ложные воспоминания» могут стать основой для семейных легенд. Но как быть, если кто-то убедительно «напоминает» вам, что вы обещали завещать ему квартиру или подарить фамильные драгоценности? Одна знакомая старушка 75 лет призналась, что после микроинсульта перестала доверять своей памяти и стала записывать в блокнот имена, даты, встречи и прочие существенные события. Прием нехитрый, но эффективный — по крайней мере, можно доверять своему почерку. А потом перепроверять у родственников и в официальных органах.

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх