Свежие комментарии

  • Галина Сидорова
    Здоровья и успехов в творчестве замечательному режиссеру и актеруК 75-летию Никиты...
  • Татьяна Петрова
    Анатолий, не занимайтесь флудом, пожалуйста, это наказуемо. Тема статьи и нашей дискуссии совершенно другая.Советские люди бы...
  • Aнатолий Райков
    А вы зря не посмотрели видеоролики и упорно давите лишь на одно.И так хотел напомнить Украины ни когда не существовал...Советские люди бы...

Продуктовые талоны: позор для государства или способ помочь населению?

Продуктовые талоны: позор для государства или способ помочь населению?

«Карточки», «талоны» — для тех, кто жил во времена СССР, эти слова ассоциируются с дефицитом, голодом, нуждой. Однако подобная форма поддержки малоимущих используется сегодня во многих странах мира. А в пандемию и некоторые российские регионы пошли на такой эксперимент. Насколько удачным он оказался и имеет ли смысл распространить этот опыт на всю страну?

 

XX век — 25 лет по талонам?

В 1935 г. в СССР отменили карточную систему. Произошло это не в первый раз и, увы, не в последний. Прошлое столетие иногда называют веком атома, иногда веком космоса. Но для нашей страны то время можно смело назвать «Век карточек». Под знаком талона, купона или хлебных карточек мы сами провели без малого четверть столетия.

Вопреки распространённому мнению карточная система распределения продуктов — вовсе не «родимое пятно советской власти». Она всего лишь унаследовала это изобретение от прежней России, которая, в свою очередь, позаимствовала его у европейских держав. Дело было во время Первой мировой войны, и первой здесь стала Германия — уже в январе 1915 г. там появились карточки на хлеб. Чуть позже — на сахар, масло, мясо, керосин и готовое платье. Примерно так же обстояли дела в Австро-Венгрии. У союзников было получше — англичане и французы отоваривали карточки лишь на сахар и уголь.

«Немецкая выдумка»

Российская империя поначалу держалась неплохо. Первые звоночки раздались в октябре 1915 г. Тогда созданный Николаем II новый орган — Особое совещание по продовольствию — провёл анкетирование в 659 городах империи. Вышло, что недостаток в продуктах испытывают 76% городов, в ржаном хлебе — 52%, в пшеничном — 50%, в крупах — 48%.

Спустя год «Особое совещание» подняло вопрос о введении общеимперских карточек на основные продукты питания. Проект не был принят — его сочли «немецкой выдумкой, непригодной для урегулирования продовольственного кризиса в русских условиях, чуждых выдержки и дисциплины». И совершенно напрасно — к тому моменту в 99 регионах империи местные власти ввели карточную систему явочным порядком. Вот что говорили уполномоченные «Особого совещания»: «В 1916 г. в Оренбурге, Орске, Челябинске, Троицке и рабочих посёлках были введены карточки на сахар, соль, муку и другие продукты питания... Во всех городах Уфимской губернии были введены карточки на сахар, соль, муку и другие продукты».

Но это проходило по разряду импровизации на местах. Настоящую, всероссийскую систему распределения продуктов попыталось создать Временное правительство: «С марта 1917 г. начались выдачи хлеба по карточной системе. С июня 1917 г. карточки распространились на крупы, в июле — на мясо, в августе — на коровье масло, в сентябре — на яйца, в октябре — на растительные масла...» Впрочем, и здесь всё было не слава богу — твёрдые нормы выдачи не были установлены, об их изменениях приходилось узнавать из газет. Так, в марте 1917 г. рекомендовали выдавать в день 1 фунт хлеба «лицам интеллигентных профессий» и 1,5 фунта «лицам, занимающимся физическим трудом». Большевики, придя к власти, довели эту систему до ума и преспокойно пользовались ею до 1921 г. Потом объявили НЭП, и карточки ушли в прошлое.

 

Сталинская «перестройка»

Но не навсегда. Всесоюзный возврат карточек состоялся в 1931 г. Для многих это стало шоком: вроде бы войны нет, а тут снова карточки!

Войны действительно не было. Была «перестройка». Именно так — с 1927 г. советское правительство взяло курс на индустриализацию. То есть на полную перестройку хозяйства как такового. Аграрная держава должна была стать индустриальной. Зачем должна — объяснил товарищ Сталин в речи «О задачах хозяйственников» на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г.: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Принятое за три недели до этого постановление Наркомснаба СССР «О введении единой системы снабжения трудящихся по заборным книжкам» красноречиво указывает, на какие именно рельсы встаёт страна. Согласно этому документу, трудящееся население разбивалось на 4 группы. В первую, привилегированную, входили: «рабочие фабрично-заводских предприятий, инженерно-технический персонал, работающий непосредственно на производстве, ученики и постоянно работающий преподавательский персонал школ ФЗУ». Похуже снабжались прочие рабочие и студенты индустриальных институтов, а также старые большевики. Ещё хуже — служащие и студенты-гуманитарии. К последней группе относились дети всех групп населения — вне зависимости от занятий родителей.

Известный социалистический лозунг «Кто не работает, тот не ест!» был в значительной мере скорректирован. В условиях первой и второй пятилеток по факту выходило следующее: «Кто не работает на индустриализацию, тот не ест!»

Результаты впечатляли. Карточки отменили в 1935 г., а завет товарища Сталина «пробежать это расстояние в 10 лет» в целом выполнили как раз к 1941 г.

Война и мир?

Он-то и принёс войну и новую карточную систему. Не только нам. Карточки ввели все воюющие державы, от Англии до Японии, если смотреть по алфавиту. Даже в относительно благополучных США с 1943 г. появились карточки на консервы, мясо, сыр, масло и (почему-то) горох.

СССР, прокачавший умение централизованного распределения продуктов заранее, на этом фоне выглядел настоящим лидером в плане справедливости. Паёк иждивенца был меньше, чем паёк рабочего, а паёк рабочего, в свою очередь, меньше, чем продовольственный аттестат военного. Система жёсткая, но понятная: воспоминания советских детей военных лет полны жалоб на постоянное чувство голода, но упрёков в адрес шахтёров и уж тем паче солдат с их хлебной нормой, вдвое-втрое превышающей детскую, нет.

А в той же Англии рабочие карточки были унифицированы. Правительство нимало не заботилось о том, что какие-то производства более тяжёлые, какие-то стратегически важные, а какие-то вредны или даже губительны. Всем всё поровну, и никаких вариантов. Попытки профсоюзов давить на Департамент продовольствия, чтобы как-то поощрять рабочих тяжёлых производств, заканчивались ничем.

К слову, в СССР карточную систему отменили в 1947 г. В Англии же эту систему тогда, наоборот, ужесточили. Так, хлебные карточки там появились уже после войны — в 1946 г. Спустя два года появились ещё и карточки на картошку. Кое-какие, например на мясо и сахар, продержались там до 1954 г.

Последняя волна карточек накрыла нашу страну в 1980-е гг. Правда, чтобы не напоминать о трагедии Великой Отечественной, их называли талонами, купонами, а то и «приглашениями на покупку». Фактически же это был откат к ситуации поздней Российской империи — карточки вводились не на всё и не везде. Скажем, в Вологде талоны на масло и мясопродукты появились в 1982 г. В Свердловске — в 1983 г. Москва же познакомилась с талонами на сахар только в 1989 г. Своего пика эта система достигла в 1990–1991 гг., когда по талонам продавали почти всё, кроме хлеба, соков и мороженого. Что вызывало бурю возмущения: как могли докатиться до такого в мирное время? Однако часть историков придерживаются мнения, что как раз тогда СССР вёл третью мировую войну — холодную, которая завершилась проигрышем и демонтажем государства в 1991 г.

 

Кому помог «электронный кошелёк»

В разгар коронакризиса Калининградская обл. стала одним из первых регионов страны, где внедрили «продуктовые карты».

Претендовать на них могли жители, потерявшие работу в пандемию и зарегистрировавшиеся на бирже труда. Позже к ним добавили самозанятых и тех, кто трудоустроился после 2 июня 2020 г.

Изначально безработные (среди которых были предпенсионеры, уволенные до 1 марта, одинокие родители с несовершеннолетними детьми и инвалиды, работники предприятий, переведённые на неполный рабочий день) получали выплату в 10 тыс. руб. Потратить их можно было на любые нужды. Но затем деньги решили переводить на спецсчёт.

— Хотелось бы, чтобы социальная помощь из регионального бюджета шла именно на приобретение продуктов питания, а не, допустим, на алкоголь и табачные изделия, — говорила тогда министр соцполитики Калининградской обл. Анжелика Майстер. — Чтобы обеспечить оставшиеся без работы семьи действительно самым необходимым.

За месяц Центр занятости Калининградской области одобрил 5615 заявлений на продовольственные карты. Предприятия, находящиеся в вынужденном простое, переводили своих сотрудников на них целыми коллективами. Для многих такая помощь стала единственным источником существования.

Бумажные талоны, как во времена СССР, конечно же, не печатали. Их заменил электронный кошелёк. Деньги — 10 тыс. руб. двумя платежами по 5 тыс. — поступали на карту «Мир». Обналичить средства было нельзя, только потратить на продукты — в основном местного производства (заодно поддержали и региональных производителей).

К проекту присоединились все основные торговые сети в регионе. Для индексации социальных счетов в магазинах пришлось доработать кассовое программное обеспечение. Торговцы потратились на техническое оснащение, но взамен через покупки в общей сложности получили 100 млн руб., которые регион направил на выплаты по продовольственным картам. Приобрести на них можно было мясо, консервы, куры, яйцо, колбасу, сосиски, мороженую рыбу, молоко, крупы, овощи, сахар, соль — всего 35 наименований. Отыскать эти товары на прилавке можно было по специальным значкам: устремлённым друг к другу ладошкам в круге.

— В карантин наш отель закрыли, — рассказывает горничная Марина Рыкун. — Нас отправили по домам. Нет гостей — нет дохода. Перечисляли какие-то крохи. Муж, сварщик, тоже работал всего по несколько часов в день. Всё, что получали, уходило на ипотеку. А у нас двое сыновей, 13 и 11 лет. Им не объяснишь, что папе с мамой зарплату перестали платить. Карточки очень выручили. Перечень продуктов по ним был внушительный — всё самое необходимое, чтобы приготовить полноценный обед. У нас на предприятии почти всех тогда перевели на карту. Хотелось бы, чтобы их выдавали и дальше. В наше сложное время любая копейка на счету!

Сейчас те калининградцы, кто не отоварил карточку до конца, докупают товары. Возможно, этот вид поддержки для льготников оставят как дополнительный. Решение об этом правительство области ещё не приняло.

 

Почему никак не введут новые карточки на продукты?

Дискуссии о необходимости введения в России продуктовых карточек идут не первый год.

За

Соцкарты помогут накормить бедных

«Сразу замечу: это совсем другая история, не имеющая ничего общего с карточками времён войны или продуктовыми талонами позднего СССР, — говорит председатель Союза потребителей России Пётр Шелищ. — Сейчас нет дефицита товаров. Но есть другая проблема. При всём богатстве выбора еды многие наши люди не могут себе позволить её купить, экономят на питании. Росстат зафиксировал: в 2018 г. с недоеданием столкнулись 1,5% населения России в возрасте 18 лет и старше, а это больше 1,6 млн человек (без учёта детей!).

10% самых бедных людей в нашей стране в среднем на человека за год потребляют меньше, чем 10% чуть более обеспеченных, мясопродуктов — на 14 кг, молочных продуктов — на 42 кг, овощей — на 14 кг, фруктов — на 12 кг и т. д. В этом году ситуация лучше не стала. Чтобы помочь таким людям, предлагается выпустить „социальные продовольственные карты“ (лучше назвать их так). Это обычная банковская карта, где лежит некая сумма, которую можно потратить только на продукты питания (никакого алкоголя и сигарет). Начать можно с небольшой суммы, например с 3 тыс. руб. Деньги должны быть обязательно из федерального бюджета — многие регионы такую нагрузку не потянут. И логично было бы ограничиться отечественными продуктами. Можно вообще взять список из социально значимых продтоваров первой необходимости, утверждённый правительством. Но разрешить покупать надо в любых магазинах, чтобы ни у кого не было привилегий. По расчётам Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), на 1 руб. вложенных средств по такой программе прибавка ВВП составит до 1,9 руб., т. е. можно достичь практически двукратного эффекта. Так государство и нуждающимся поможет, и своих производителей поддержит».

Но как выбирать тех, кому выдавать продуктовые соцкарты? «Чтобы упростить администрирование, можно использовать уже существующие механизмы, — предлагает П. Шелищ. — Первый — это жилищные субсидии. В 2019 г. в России их получали 3 млн семей. Все они уже признаны нуждающимися и могут стать первыми кандидатами на получение карт. Столь же просто администрировать карты для получателей соцпенсий и минимальных трудовых пенсий — ПФР всё про них знает. А по представлениям служб занятости можно поддержать безработных.

Помимо денежной помощи на продукты государство может оказывать натуральную продуктовую помощь. Это и бесплатные обеды для нуждающихся, и „полевые кухни“ для бездомных, и раздача продуктов, у которых через несколько дней истекает срок годности. Чтобы немного улучшить питание 10% самых бедных в России, требуется 1,3 млн т еды и 150 млрд руб. При этом у нас в стране объём потерь продуктов оценивается в 1,6 млн т! Если лежит тонна какого-то продукта, срок годности которого истечёт через неделю, и уже понятно, что часть продать не удастся, было бы логично отдать их на благотворительность. Почему сегодня этого не происходит? Да потому, что компаниям дешевле уничтожать еду, чем отдавать на благотворительность! Для меня, выросшего в семье блокадников, это просто непостижимо. Казалось бы, достаточно освободить бизнес от НДС по таким операциям, и самые бедные смогут получить натуральную продовольственную помощь, и при этом бюджет ничего не потеряет. Но это предложение не снимает с государства моральной обязанности тратить бюджетные средства на то, чтобы в нашей стране не было тех, кто не получает полноценного питания».

 

«Против»

Время ещё не пришло

За идею срочно ввести продовольственную адресную помощь сейчас активно выступают РСПП и ассоциации отечественных производителей и продавцов продукции. Их поддерживают многие депутаты и общественные деятели. Но у инициативы есть и немало противников.

Например, директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович считает, что это несвоевременная мера и нуждающимся (ниже черты прожиточного минимума находится 19 млн человек) лучше раздавать не продкарточки, а деньги, на которые они смогут купить продукты.

Среди тезисов, почему не надо вводить карточки, также звучат мнения о том, что это, во-первых, создаст «маргинальную прослойку общества, привыкшую жить за счёт таких подачек», а во-вторых, приведёт «к очередному распилу бюджетных средств»: мол, по карточкам можно будет купить только продукцию аффилированных с властью крупных производителей.

«Я считаю, что никакой карточной системы вводить сейчас нет ни смысла, ни предпосылок, — заявил глава Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов. — Вообще это задача правительства — думать об обеспечении людей продовольствием. Но никак не производителей. Здесь, очевидно, есть какой-то скрытый смысл. Производителям самое главное — произвести и сделать так, чтобы у них это купили. Сетям важно обеспечить торговый процесс, выставить на полки, обеспечить продажи. Чего ради они вдруг озаботились этой проблемой? Без них разберутся. У нас есть Министерство торговли, есть региональные руководители и чиновники, которые отвечают за продовольственную безопасность».

И что же Министерство торговли? «Минпромторг разработал концепцию программы поддержки спроса „Потребительский сертификат“, — сообщил недавно „РГ“ замглавы ведомства Виктор Евтухов. — Механизм программы прост: обладатели невысоких доходов будут получать из федерального бюджета на специальную карту определённую сумму денег, которая может быть потрачена только на покупку товаров из определённой матрицы (потребкорзины). Получателями денежных средств могли бы стать граждане, которые реально нуждаются в помощи: домохозяйства с доходами ниже величины прожиточного минимума в регионе. Но к настоящему моменту решений о запуске программы не принято».

 

Как помогают продуктами в Китае, США и Германии?

Казалось бы, в благополучных странах априори не должно быть голодающих и недоедающих людей. Однако программы продовольственной помощи работают практически во всех государствах с развитой экономикой.

Правительственные и неправительственные организации США и Южной Кореи во время пандемии раздавали людям коробки с продуктами. В некоторых провинциях и городах Китая ввели «срочные ваучеры» с баллами, на которые можно купить самые нужные продукты и товары первой необходимости. Действуют ваучеры неделю, после чего непотраченные баллы сгорают.

Во многих странах работают и постоянные программы продовольственной помощи. Одна из самых известных — американские продовольственные талоны (food stamps) для малоимущих, на которые они могут купить продукты. Сейчас их получают 45 млн граждан страны и легальных мигрантов. При этом соцслужбы признают, что 10% владельцев карточек обратились за ними незаконно и на самом деле не нуждаются в продуктах. Но власть на это смотрит спокойно, считая, что если начнут проверять всех досконально, то могут пострадать реально нуждающиеся.

В Евросоюзе действуют различные государственные и частные программы. Самый известный проект продовольственной помощи — «Молоко для школьников». А ещё с 1993 г. действует благотворительное общество «Тафель», ключевой идеей основателей которого было желание прекратить голод в благополучной Германии. Оно обеспечивает 1 млн немецких граждан дешёвыми продуктами. Эти продукты передаются в дар обществу немецкими магазинами, пекарнями и простыми гражданами. И продаются по символической цене 1–2 евро в сотнях пунктов общества практически во всех городах Германии по удостоверению малоимущего (от службы соцзащиты) или безработного (от службы занятости). В ряде таких пунктов «Тафель» есть кухни-столовые, где кормят горячей пищей бедных и бездомных. Как правило, там также есть отделы, снабжающие бедных одеждой.

Те, кто работает на «Тафель», — это волонтёры, монахи и безработные, согласившиеся на социальную работу по направлению службы занятости. Административные расходы общества покрывают государство и частные благотворители, делающие специальный взнос на администрирование.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх