Неужели мы так жили?

9ce55bcafac7d5729694f813dcf84395

Перед Новым годом случается ностальгия. И я вдруг задумался: а как мы вообще жили тогда, в моей юности? В 70-е и 80-? Хочу восстановить всё в деталях…

Договариваюсь, скажем, о встрече с девушкой у памятника Пушкину. Зима, холодно, девушка опаздывает. Но я очень ее люблю, я топчусь, жду у памятника. А ее все нет, полчаса уже прошло. Так, в чем же проблема? Сейчас напишу ей в Ватсапе! Спрошу, где она? Рыщу по карманам… Где мой телефон? Вот я дурак! Нет никакого телефона. И никакого Ватсапа нет, “Телеграма” нет.

Ничего нет, кроме любви. Стой, жди. Мерзни.

Да, вон телефонная будка, и есть две копейки, но куда звонить, если она уже в пути? Можно, конечно, ей домой, но вдруг пока я буду звонить, она появится тут и меня не увидит. Нет, буду стоять и мерзнуть.
Боже, счастье, пришла!

Она целует меня в морозную щеку:
— Ой, извини, ради бога!
— Где же ты была?
— Да, мы с подружкой забежали в brow-бар, решили заняться бровями…
— Стоп! — я смеюсь. — Что ты такое говоришь? Сейчас 1984 год, какие брау-бары?

Нет, конечно, мы такого не говорим. Моя девушка сама делает себе маникюр, бровями тоже сама занимается, а в парикмахерскую «Чародейка» надо записываться сильно заранее. Мы не знаем слов «эпиляция», «шатуш», «пилинг», «шеллак», даже слова «бьюти-процедура» не знаем. Плохо ли нам без этого? Мне по фигу, а девушки немного страдают, конечно.

Зато можно голову мыть уксусом, это добавляет объема. Ну не чистым, нет, растворив его в воде. Это наша бьюти-процедура. А еще можно пивом. Чтобы волосы укрепить. Что? Каким «Туборгом»? Каким еще «Хайнекеном»? Мы не знаем таких сортов. У нас тут «Ячменный колос», «Жигулевское», и это, как его… «Московское», вот! Что не допили — можно пустить на волосы.

Да, я вспоминаю все до мелочей. Я уже в том времени, в том очень далеком году.

Мы тут вообще дико изобретательны. В магазинах жуткие шмотки, но каждая вторая девушка отлично шьет. Да что девушки? Сейчас, в середине 80-х стали модны рюкзаки, их привозят из заграницы. Но мне оттуда никто ничего не привезет, поэтому я сам шью себе рюкзак из старой куртки. Я, сам. Парень. На машинке «Зингер».

Шью, как миленький. И получился нормальный рюкзак, вполне модный. Потом шил даже брюки. Неужели я это умел? Заправлять катушку в челнок, строчить прямые швы? Неужели я все это делал? И был счастлив, бежал к маме: «Смотри, как я сшил!». Мы вообще тут часто бываем счастливы, потому что до фига умеем сами.

Отец моего друга, дядя Юра, ездит на «Москвиче». Что? Вы спрашиваете, почему он не купит себе «Фольксваген» или «Хендай»? Напомню: у нас тут 1984 год. Встретить на улице иномарку — это прямо чудо какое-то.

Так вот я про дядю Юру. Он на все руки мастер, он этот ужасный «Москвич» сделал отличной машиной, что-то там усилил, что-то довинтил. Дядя Юра вообще научный работник, но у нас здесь любой научный работник может всё.

Мы ни от кого не ждем помощи, какие к черту автосервисы, только сами. Дядя Юра сейчас, в 1984 году, еще не знает, что его боевой «Москвич» доживет до 21 века, но потом он все же купит подержанную «Тойоту».

И в нашем городе совсем нет пробок. Не верите? Да, мы живем без пробок, здесь, в середине 80-х. Я могу днем перебежать Садовое кольцо поверху, не спускаясь в переход. Да, машины едут, но их немного. Господи, неужели мы жили без пробок?

А еще я очень люблю музыку. Я собираю пластинки. Обмениваемся с друзьями.
Звоню другу (да, с обычного телефона: диск с трубкой) и спрашиваю:
— Есть чего новое?
— Есть, конечно! — отвечает он. — Вот, посмотри новый клип Шнурова…
— Что? Ты бредишь? Кто такой Шнуров и что такое клип?
— Шнуров — который с матюгами, вся страна его любит.
— Ты хочешь сказать, что кто-то матерится на всю страну? И все это слушают?
— Да! Выложили в ютьюбе…

Я бросаю трубку. Нет, это мой приятель бредит. Что за ужасное слово — «ютьюб»? Хотя это полбеды. Но чтобы сейчас, в середине 80-х, кто-то распевал матерные песни и это слушала вся страна? Ну, представим, что в «Утренней почте» Вячеслав Добрынин вдруг запоет такое — нет, бред, бред!

Да, у нас есть непристойные анекдоты, но их рассказывают негромко и в узких компаниях. Хотя некоторые девушки сильно краснеют при этом.
И ведь мы действительно так жили!

И вот я иду от друга, под мышкой держу пакет с винилом, который он дал мне послушать. Иду по зимнему городу, у меня новые пластинки, я радуюсь. Как мало нам было надо для счастья. Черный круг с дырочкой. Никакого «ютьюба», никакого интернета, никакого вайфая. Только свежий морозный воздух и разговоры с друзьями.

Мы очень много разговаривали, мы очень часто встречались. Мы искренне друг по другу скучали. Мы часто видели глаза наших друзей. Неужели мы так жили? А мимо идут люди, они несут и несут ёлки, мне очень нравится, что так много людей с ёлками. И как пахнет в метро! Скорее домой.

…Мама кричит с кухни: «Чай будешь?». «Ща, мам, в фейсбуке отвечу!». Но нет. Нет никакого фейсбука. И компьютера нет. А мама есть, вот она, с новым журналом. «Мам, что за журнал? «Гламур»? Мама в 1984 году смотрит на меня удивленно: «Ты о чем? Это «Юность», на работе взяла у девчонок, рвут из рук.

Мама включает телевизор: «Сейчас Ургант начнется!» Тут уже я смеюсь: «Мам! Какой Ургант? Ему сейчас всего шесть лет! И телевизор у нас черно-белый. Выключай! Поболтаем». Нам совсем не нужен телевизор, смотреть там нечего. И это счастье, на самом деле.

Мы с мамой просто пьем чай и болтаем. О том, что моя девочка опоздала, но все-таки пришла; о новых пластинках, что я принес; о новом романе в «Юности», который я тоже хочу прочитать; о том, что скоро Новый год и к нам придут соседи Петраковы, будет шумно и весело. Соседи нам как родственники.

Болтаем с мамой допоздна. И нам никто не мешает, нигде не пищат смартфоны, никто не шлет мне «приколы» в ютьюбе, я никому не должен отвечать, не должен выкладывать фотку в инстаграме «Вечерний чай». Мы живем своей маленькой жизнью. Нас никто не тревожит. Мы просто разговариваем с мамой, лишь очень тихо по радио играет какой-то концерт Рахманинова.

Неужели мы так жили?

Алексей Беляков

источник

Инсулин из лопуха. Какие травы наладят обмен веществ и снизят сахар

Вынужденно сидя дома со своими «лучшими друзьями» – телевизором и холодильником, многие сбили углеводный обмен.

Как нормализовать обмен веществ с помощью сахароснижающих растений, рассказала президент Профессиональной ассоциации натуротерапевтов, профессор Татьяна Киселёва.

Выводим лишнее

Иногда так хочется сладкого, что отвлечься от этой навязчивой идеи невозможно. Так организм сигналит нам, что ему нужна энергия или он находится в стрессовом состоянии и нуждается в релаксации. Неслучайно в восточной медицине сладкий вкус считается лечебным при ряде заболеваний и состояний.

Например, сладкое полезно в жару, оно «осаждает» в организме излишний жар, помогает сердцу, увлажняет и не даёт пересыхать тканям тела. Сладкое – универсальный антистрессовый фактор и самый быстрый источник энергии, особенно для мозга, сердца, мышц. Глюкоза (в том числе та, которая образуется за счёт расщепления сахара в организме) обладает также способностью поддерживать барьерную функ­цию печени против токсических веществ.

Оборотная сторона медали не столь радостна. Углеводный обмен легко сбить (практически все мы за время карантина это сделали) и очень трудно восстановить. Зависимость организма от потребления избыточных количеств сладкого сродни наркотической: чем больше ешь, тем больше хочется. И опасность не только в рафинированном белом сахаре, но и в скрытых сахарах, которых полно в готовых продуктах, полуфабрикатах, соусах, соках, газировках, выпечке и прочих «вкусностях». Плюс малая подвижность способствует снижению чувствительности клеток к инсулину, развитию застоя крови и энергии в организме.

Предотвратить развитие сахарного диабета и нормализовать обмен веществ поможет ежедневное употребление сахароснижающих пищевых и лекарственных растений. В мае-июне они повсюду – буквально на расстоянии вытянутой руки.

Излишки воды и глюкозы будем выводить с помощью мягких диуретиков: укропа, кинзы, петрушки, листьев салата, редиса, молодых пестиков хвоща, свежесмолотого и свежезаваренного кофе (лучше не из кофемашины), чая из листь­ев берёзы (собираем до праздника Троицы и сушим) и подорожника, травы спорыша (травушка-муравушка), цветков липы и бузины чёрной, свежезаваренного чёрного и зелёного чая.

Чем полезны огурцы

Некоторые растения содержат инсулиноподобные вещества – растительный инсулин, который, в отличие от животного, имеет небелковую природу и не разрушается в желудке. Очень богаты растительным инсулином крапива, лопух, одуванчик, черника (ягоды и листья), клевер, зелёные стручки фасоли, обладающие доказанным анти­диабетическим действием. Инсулиноподобным действием обладает свежий сок целого ряда овощей, наиболее активными считаются соки картофеля и листьев капусты, к которым в соковыжималку для усиления эффекта добавляют петрушку, морковь, салат-латук, свёклу, молодые листья крапивы, одуванчика, подорожника большого, цикория.

Улучшают чувствительность тканей к инсулину (что особенно важно при диабете 2-го типа) или оказывают инсулиноподобное действие также многие пряности: корица, гвоздика, мускатный орех, кардамон, имбирь.

Многие овощи и крупы богаты пищевыми волокнами, важными для снижения сахара. (Кстати, восточная медицина в отличие от западной не запрещает крупы при сахарном диабете.) Среди них пектин, который оказывает регулирующее действие на иммунную систему кишечника, отлично выводит токсины и избыток глюкозы, обладает антимутагенным действием. Сейчас в качестве источника пектина используем лимон, свёклу и огурцы. А огуречный пектин вызывает ещё и увеличение секреции инсулина, благоприятно действует на обмен жиров.

Для снижения уровня сахара в крови полезно обогащать рацион щелочными радикалами. В слабощелочной среде глюкоза может спонтанно превращаться во фруктозу и маннозу, для усвоения которых не требуется инсулин. Наибольшую щёлочность имеют: редька, свёкла, морковь, сельдерей, салат-латук, шпинат, огурцы и ягоды, картофель, зелень одуванчика, ревень, смородина, персики, чернослив и сушёные яблоки.

Важны для регуляции обмена сахара и жиров макро- и микроэлементы. Магний накапливается в пшене, овсе, зелёном горошке, укропе, петрушке, свёкле, салатных листьях. Много цинка в чесноке, репчатом луке, моркови. Йод содержится в рыбе, водорослях, чесноке, свёкле, чёрной смородине, землянике. Для образования инсулина и утилизации глюкозы наиболее важны соединения хрома и марганца. Основные источники хрома – говядина, печень, цельнозерновые крупы, свёкла, грибы; марганца – пряности, а также шпинат и зелёные листья других овощей, крупы – пшеница, полба, гречка, пшено, свекла и морковь, зелёный горошек и фасоль, пивные дрожжи и миндаль.

С позиции восточной медицины сахарный диабет относится к болезням вследствие недостаточности инь (влажного, прохладного) и «возгорания» внутреннего жара.

Погасить «жар» помогают «горькие» продукты: салат с добавлением листьев одуванчика (предварительно обдать кипятком), кочанных салатов и салата-латука, артишоков. Добавят организму инь свёкла, варёный картофель и кисломолочные продукты.

"Приходит Саврасов седой, грачи, говорит, прилетели..."

Текст: Дмитрий Шеваров

Алексей Кондратьевич Саврасов писал пасмурные, слякотные деньки, раскисшие дороги, слабые огни глухих деревень. Эстеты еще в ХIХ веке сетовали на то, что в саврасовских картинах нет ничего привлекательного. Но вот уже больше ста лет люди приходят в Третьяковскую галерею, чтобы увидеть грачей, что прилетели в село Молвитино (ныне это поселок Сусанино Костромской области) и расселись на старых березах.
 Фото: Балабанов/РИА Новости
Фото: Балабанов/РИА Новости

И поэты из всех выдающихся полотен почему-то выбирают именно саврасовских грачей.

Нет в русской живописи другой картины, которая бы так часто являлась в поэзии. Очевидно, нашу привязанность к Саврасову можно высказать только стихами, как только в стихах можно выразить первую любовь, нахлынувшую вместе с сырым мартовским ветром. Замечательно сказал о картине "Грачи прилетели" мой старший товарищ, журналист и поэт Ким Смирнов: "Тут кончается живопись и начинается великая русская поэзия..."

В моей юности был такой фильм - "Сто дней после детства". Там вожатый в пионерлагере показывает ребятам на экране слайд с Джокондой и просит их подумать над загадкой этого портрета. А ребята не видят ничего загадочного: ну сидит себе женщина, улыбается. Вожатый убеждает: думайте, вглядывайтесь, ведь сотни лет люди ломали головы над таинственной улыбкой Джоконды...

Когда мы писали в школе изложение, учитель не требовал от нас что-то разгадывать у Саврасова. Он просто прикреплял репродукцию повыше, чтобы и с последней парты были видны грачи, и говорил: "Напишите про весну..." И мы вздыхали над тетрадкой, грызли ручки, поглядывая то на картину, то на соседку по парте, то за окно, где росли такие же березы, как у Саврасова

Правда, не было за нашим школьным окном такого храма, как на картине, и не звенели колокола, но звенели трамваи. И звон этот был вешним и свежим, совершенно саврасовским.

Зимой ведь трамваи почему-то не звенят. Они начинают звенеть в конце марта, когда грачи прилетают.

 

Три стихотворения об одной картине

Стояли они у картины:

Саврасов. "Грачи прилетели".

Там было простое, родное.

Никак уходить не хотели.

Случайно разговорились,

Поскольку случилась причина.

-Саврасов. "Грачи прилетели"-

Хорошая это картина.

Мужчина был плохо одетый.

Видать, одинокий. Из пьющих.

Она - из не больно красивых

И личного счастья не ждущих.

Ее проводил он до дома.

На улице было морозно.

Она бы его пригласила,

Но в комнате хаос и поздно...

 

Давид Самойлов, 1960-е

 

* * *

 

...Как в гостиницах

Шишкинские канители

Этих сосен и елей

Развес и наклон,

Так сегодня - Саврасов,

"Грачи прилетели"

Наштампован в апреле

И в жизнь проведен.

Он бросает готовое,

Птиц не осилив.

Ветки долго пустуют

Под небом нагим.

Но приходит на помощь

Художник Васильев

И рисует грачей

Одного за другим.

То слетаются, то

Разлетаются тучей,

Обживая вне рамы

И в раме жилье.

И бросается гвалт,

Этот гомон летучий,

То ль в окно мастерской,

То ль из окон ее.

Белый храм, над которым

Грачиная давка,

То к глазам подплывает,

То, как по ветру, - вспять.

То, что надпись над ним

"Керосинная лавка"

То является, то

Исчезает опять.

Тают черные сучья

И синие вены.

Но, Творец, а художники?

Где же они?

Беспорядок, беспамятство...

Благословенны

Эти первые ночи

И первые дни!

 

Владимир Соколов, 1967

 

* * *

 

В гостинице, в номере "люкс",

Сижу, завываю, как люпус,

И на передвижников злюсь:

Зачем увеличивать скуку?

Как славно написана рожь,

Как вольно она колосится!

Как жаль, что сюда не войдешь

В обнимку с молоденькой

жницей.

Ты только что встал

на постой,

Прилег на казенной постели -

Приходит Саврасов седой,

Грачи, говорит, прилетели.

 

Алексей Решетов, 1970

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх