Когда мы сами забудем своих павших - тогда сносите. А пока — только попробуйте!

Редактор немецкой газеты «Ди Вельт» потребовал снести памятник Курской битве. По его мнению, главного сражения под Прохоровкой не было. Как и самой битвы

Звонница на Прохоровском поле, установленная в память о погибших воинах Великой отечественной.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Давно заметил: немцы не любят снимать фильмы о Второй мировой, а если изредка снимают, то честные и достаточно трезвые. В старом фильме Сэма Пекинпа «Штайнер Железный крест» о боях на Тамани прозвучала пророческая фраза: «Что мы будем делать, когда проиграем эту войну?

Будем готовить следующую!». Может быть, я нагнетаю, но требование побежденного убрать памятник, который поставили победители, можно рассматривать только в контексте цитаты из старого кино.

Автор этой хамской идеи - не желторотый журналист-стажер или городской сумасшедший, приславший «сенсационную статейку» по почте, а ведущий редактор исторического отдела крупнейшей немецкой газеты «Ди Вельт», некий Свен Келлерхоф. Дедушка Свена, видимо, участник «Дранг нах Остен» и давным-давно умер. Устная семейная традиция рассказов «как мы разозлили Ивана и как было больно потом» прервалась. Страх отступил. Можно нести все, что взбредет в голову. Дословно:

«На самом деле этот памятник должен был быть немедленно снесен. Потому что последние исследования, основанные на несомненно реальных фотографиях, подтверждают, что в бою у Прохоровки не было ни советской победы, ни даже грандиозного танкового сражения».

Дальше там начинаются привычные заплачки о том, как немцы почти что победили Иванов, как выразился журналист: «устроивших атаку камикадзе»:

«В действительности 186 немецких боевых машин сражались против 672 советских; вечером того же дня потери составили около 235 танков у Красной Армии и 5 у вермахта» - пишет Свен Келлерхов.

К сожалению, «на голову разбитый враг трусливо наступал» и не успели немцы моргнуть глазом, как пришлось копать траншеи у Зееловских высот под Берлином

Курская битва. Наступление советских войск на "Огненной дуге", 1943 год. Фотохроника ТАСС

Курская битва. Наступление советских войск на "Огненной дуге", 1943 год. Фотохроника ТАСС

Сложно поверить, что операция «Цитадель» (немецкое стратегическое наступление лета 1943 года), о которой знала даже британская разведка, сорвалась сама по себе. А еще если бы Курская битва случилась не летом 43-года, а зимой, можно было бы привычно все свалить на «генерала Грязь» и «генерала Мороза». Немцы это любят, в каждом мемуаре можно прочесть, а я их прочел немало.

Но во время боев на Курской дуге был разгар лета. Во встречном бою сошлись великие силы. Можно не верить «коммунистической пропаганде», но стоит глянуть американское исследование KOSAVE, сделанное по заказу армии США. По их данным, на Курской дуге против 3306 советских танков и САУ было выставлено 2700 немецких панциров. Против 1 миллиона 300 тысяч красноармейцев сражались 900 тысяч немцев. Не заметить эту битву невозможно.

И, думаю, дело тут не в конкретном сражении под Прохоровкой (их в этой операции было много десятков, если не сотен), а в очередной попытке «цивилизованного человечества» пересмотреть итоги – для кого Второй мировой войны, а для кого Великой Отечественной.

Не знаю, какие там фотографии смотрел Свен Келлерхов, но лично мне для понимания хватило недели, проведенной у бабушки моей жены, в деревеньке Фомино-Негачевка Хлевенского района – это самый край Курской дуги. Я там отходил душой после «славянского сидения» в 2014 году. Спал в прохладной беленькой хатке, где располагался КПлегендарного командира 1-го танкового корпуса генерала-майора Катукова – бабушка его помнила. Именно танкисты Катукова сдерживали первые 5 суток группировку Гота, что, по мнению историков, и решило исход Курской битвы.

А бабушка все военное детство прожила-проголодала в этой Фомино-Негачевке, переходившей из рук в руки. Пожалуй, Ольга Пантелеевна Горбунова была единственная, кто догадывался, что мне пришлось пережить под украинскими обстрелами в Славянске, а я – прекрасно понимал ее рассказы. От той войны в бабушкином саду на склоне балки осталась сотня могил красноармейцев – рядом с КП был госпиталь. Лет десять назад приезжали поисковики, эксгумировали половину захоронений, но оставшихся бойцов Ольга Пантелеевна запретила трогать: «Они мне как родные, я к ним прихожу, поминаю, вот умру – и их забирайте».

О памятнике на Прохоровском поле можно сказать примерно то же самое немецкому журналисту и его читателям – вот как мы все умрем или сами забудем свои победы и своих павших, делайте с памятником, что хотите.

А пока – только попробуйте.

ДМИТРИЙ СТЕШИН

Источник ➝

Родители будут платить штрафы если их ребёнок оскорбит учителя

В Екатеринбурге старшеклассник напал на пожилого учителя: пришлось вызывать "скорую". В Псковской области ученик ударил и повалил преподавателя на пол. В Москве школьник стал буянить и распускать руки прямо на уроке физики… Образовательные новости последних дней напоминают криминальную хронику, а профессию педагога все чаще называют одной из самых опасных.
 
Новости из российских школ иногда напоминают криминальную хронику. Фото: социальные сети
Новости из российских школ иногда напоминают криминальную хронику. Фото: социальные сети

Общероссийский профсоюз образования разработал законопроект, серьезно ужесточающий ответственность родителей за то, что их дети издеваются над учителями.

Например, если ребенок оскорбляет педагога - штраф до пяти тысяч рублей. Если родители ненадлежаще исполняют свои обязанности - штраф предлагается увеличить в шесть (!) раз - с 500 до трех тысяч рублей. Рекомендуются и поправки в Уголовный кодекс: за нападение, насильственные действия в отношении педагогов - лишение свободы до трех лет.

70 процентов педагогов хотя бы раз подвергались насилию и травле со стороны учеников. Выгорание, уход учителя из профессии уже не редкость

- События, когда учителя становятся жертвами насилия, к сожалению, продолжаются. Когда мы разрабатывали эти предложения, то понимали: в обществе они будут восприняты неоднозначно, - рассказал заместитель председателя Общероссийского профсоюза образования Михаил Авдеенко. - Но мы считаем, что такие законодательные инициативы нужны, потому что это дополнительный правовой механизм. Он не может быть единственным, но может повлиять на ситуацию.

По данным исследования ВШЭ, 70 процентов педагогов хотя бы раз подвергались насилию и травле со стороны учеников. А по данным международных исследований, 57 процентов российских учителей считают, что их труд не ценится в обществе. Риски профессионального выгорания - не пустые слова. И уход учителя из профессии тоже уже не редкость. Но смогут ли изменить ситуацию те же повышенные штрафы?

- Решать задачу следует комплексно. В первую очередь поднимая социальный статус учителя и обеспечивая ему такое положение в обществе, которого он заслуживает, - убежден зампредседателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Виктор Смирнов.

В Комитете Госдумы по образованию и науке начали разработку другого законопроекта в защиту учителя.

Рабочее название - "О статусе педагога". В него предполагается включить определенные льготы. Как рассказала зампред профильного комитета Любовь Духанина, предложения по законопроекту уже поступают со всей страны.

Во многих российских школах уже пытаются решать проблему конфликтов с помощью техники:устанавливают видеокамеры. Фото: Сергей Михеев

- Нужно ли повышать ответственность за недостойные поступки детей? Конечно, нужно. Но также нужны системные меры поддержки учителей. Педагогам нужны четкие нормы по трудовой нагрузке. Они хотят получить льготу, по которой их дети учились бы в той же школе или том же детском саду, где они работают. Также предлагается наконец-то навести порядок в системе повышения квалификации, предусмотреть для учителей систему специальной медицинской помощи и реабилитации, - рассказала Любовь Духанина. - Педагогический труд особенный. У нас даже есть такое понятие, как "горловые нагрузки". Конечно, учителя хотят, чтобы и медики подумали об особенных формах поддержки их здоровья. А что касается конфликтов, то, мне кажется, нужно более четко прописать механизм их разрешения, технологию медиации в школе.

41 процент родителей говорят о том, что причиной конфликта в школе может стать стиль преподавания и общения учителя с ребенком (по данным опроса ОНФ и Фонда "Национальные ресурсы образования")

Во многих российских школах уже пытаются решать эту проблему с помощью техники: устанавливают видеокамеры. Как рассказала директор московской школы № 1409 Ирина Ильичева, они есть даже в спортивных залах. А вот в Англии многие учителя даже начали носить мобильные нагрудные видеорегистраторы. Под таким прицелом подростки трижды задумаются, прежде чем хамить преподу, теперь всегда есть что предъявить в суде. И, как уверяют британские педагоги, дети стали вести себя намного лучше.

Впрочем, российские эксперты пока относятся к идее видеорегистраторов настороженно.

- Есть диаметрально противоположные мнения. С одной стороны, видеозапись действительно может помочь в оценке и решении конфликта. С другой - у учителя должно оставаться личное пространство, должна быть защита от круглосуточного наблюдения. Поэтому каждое решение надо сто раз взвесить и продумать последствия, - рассказала на круглом столе в "Учительской газете" директор школы № 1520 имени Капцовых Вита Кириченко. Кстати, законопроект "О статусе педагога" разрабатывается в Госдуме по инициативе именно этого издания.

На круглом столе также были озвучены данные опросов родителей. 41 процент мам и пап говорят о том, что причиной конфликта в школе может стать стиль преподавания и общения учителя с ребенком. 29 процентов указы­вают причину конфликтов еще более конкретно - проб­лемы с классным руководи­телем.

Мнение родителя

Татьяна Суздальницкая, член Экспертно-консультативного совета родительской общественности при департаменте образования и науки Москвы:

- Я против повышенных штрафов. Почему? Оскорбляют и бьют учителей чаще всего подростки из неблагополучных семей. Или, напротив, мажоры, которые чувствуют себя безнаказанными и для родителей которых штрафы вообще ничего не значат.

Но ведь есть и другая категория детей, которая срывается в конфликты. Это дети, которых сам же учитель систематически травил и доводил. Если вводить повышенные штрафы за оскорбление учителя, кто будет оценивать степень оскорбительности? Как подтвердить психологическое давление на ребенка? Все пойдут в суды? Тема очень сложная. И простых решений здесь быть не может.

Главная проблема в том, что система профилактики правонарушений у нас неэффективна. Избавиться же от злостного хулигана школа не может. Вызвать родителей, сделать выговор и замечание, подать сигнал в опеку, в комиссию по делам несовершеннолетних - все. А вот не пускать на урок ребенка нельзя, это будет нарушать его право на образование. Перевести на иную форму обучения тоже невозможно.

У школы должна быть возможность быстро и адекватно защититься от хулигана, который терроризирует весь класс. Причем еще до того, как он совершит серьезный проступок.

Кстати

В Ульяновской области с января этого года начал действовать местный закон "О статусе педагога". В нем есть положения о кодексе профессиональной этики учителя, о создании единой и бесплатной "горячей линии", куда может обратиться педагог. В школах Ульяновской области введены новые должности: педагог-наставник, педагог-методист, педагог-исследователь. Для них предусмотрены серьезные доплаты - от 6150 до 12300 руб­лей каждый месяц. Прием документов на участие в отборе, который позволит учителю получить эту категорию, стартовал 20 февраля. А завершится он 28 февраля.

Популярное в

))}
Loading...
наверх