Последние комментарии

  • Кука Реку19 сентября, 8:42
    А уж как мы хотим туда вернуться!..«Кто водку спичками заедает?». Воспоминания вьетнамцев об учёбе в СССР
  • Яна Асадова19 сентября, 7:07
    наивный вы человек! Покрытие одеял - синтетика. Причем никакие лечебные свойства через нее не пробиваются. Купите об...Шей, как бабушка
  • Людмила Палкина (Белякова)18 сентября, 20:22
    С некоторых пор стала замечать, что книги её неинтересно читать. Подумала, что исписался автор, перестала следить за ...Чем живёт королева детектива Александра Маринина: 10 малоизвестных фактов о знаменитой писательнице

Перепроданный Спаситель

Кому принадлежит великое искусство? Мои читатели категории 55+ на этот банальный вопрос, наверное, машинально ответят: «Искусство принадлежит народу». Среди людей других возрастных категорий, пожалуй, преобладает аксиома: «Тому, кто за него заплатил». С идеалистической точки зрения великое искусство, как воздух и вода, принадлежит всему человечеству и никому в частности.

Как ни странно, эти три точки зрения необязательно исключают друг друга. Искусство, предназначенное для просвещения народа, юридически принадлежало тому, кто его оплатил, а именно — правительству. Французский король или русская императрица, купившие за огромные деньги античную скульптуру или полотно эпохи Ренессанса, выставляли их в своих дворцах для всеобщего обозрения — если не всего народа, то по крайней мере всех ценителей. Наконец, любуясь шедевром на выставке или в картинной галерее, мы не задаемся вопросом, на чьем балансе он находится, так же как мы не интересуемся во время путешествия, чьим воздухом дышим: русским, итальянским или китайским.

Если человек совершенно бескорыстно ворует и коллекционирует картины, чтобы любоваться ими в одиночестве на собственном чердаке, как вор-эстет из Франции Стефан Брайтвизер, то такое бескорыстие — хуже воровства. Если же нефтяной магнат покупает шедевр за бешеные деньги, чтобы передать его музею, — как не снять перед ним шляпу? Вот только бескорыстные магнаты в наше время — такое же исключительное явление, как бескорыстные воры.  И великие произведения в их руках могут просто испариться.

Речь идет о картине «Salvator mundi» — «Спаситель мира», предположительно, написанной Леонардо да Винчи в 1500 году.

«Спаситель» Леонардо был создан художником во время его службы при дворе французского короля Франциска I. Позднее обнаруживаем его в описи имущества казненного английского короля Карла I. В конце XVIII столетия следы шедевра теряются, а в XIX веке густо замалеванную картину обнаруживают в коллекции некоего британского промышленника.

В 2005 году дилеры увидели «Спасителя» на аукционе в Новом Орлеане и предоставили для экспертизы профессору нью-йоркского университета реставратору Диане Модестини, которой удалось удалить с полотна слой поверхностной краски, восстановить недостающие детали и поврежденную деревянную панель.

В 2013 году отреставрированная картина приобретена нашим таинственным соотечественником по фамилии Рыболовлев с русским размахом — за 127,5 млн долларов, а четыре года спустя, с еще большим размахом, перепродана на аукционе «Кристис» в Нью-Йорке.

Новым владельцем картины стал саудовский принц Бадер ибн Абдулла ибн Мохаммед ибн Фаррах аль Сауд. Этот человек, называющий себя «лишь одним из 5 тысяч саудовских принцев», на самом деле является фаворитом правящего кронпринца, который, очевидно, под впечатлением грандиозной покупки, назначил Бадера первым министром культуры Объединенных Арабских Эмиратов.

Ах да, чуть не забыл: за картину Леонардо арабский принц заплатил российскому «бизнесмену» 450 млн долларов. После чего владелец картины заявил, что шедевр Леонардо будет выставлен в Лувре города Абу-Даби, который не следует путать с парижским.

Если вы, как и я, ничего не слышали об арабском Лувре, то неудивительно. Он открылся всего два года назад. Строительство этого филиала Лувра, затмевающего все фантазии «Тысячи и одной ночи», обошлось саудовской казне в 600 млн евро. Аренда экспонатов настоящего Лувра, услуги французских специалистов и использование бренда «Лувр» до 2037 года — еще в 1 млрд.

Зато здесь есть что посмотреть человеку любой расы и религии, из любой страны мира: Леонардо, Гоген, Мане, Моне, Магритт, Беллини, Пикассо, коллекции из Лувра, Версаля, Центра Помпиду, а также тематические залы древнего искусства Китая, Индии, Месопотамии, Африки и т. д.

Принц-министр обещал выставить в этом мусульманском Лувре свое приобретение в сентябре прошлого года, но отчего-то не сдержал обещания. Чиновники обоих Лувров — французского и арабского — уклонялись от комментариев. Поползли тревожные слухи о том, что Леонардо — не настоящий. О том, что картина из Америки была привезена в Европу, где передана на экспертизу некоему влиятельному эксперту из Цюриха. Наконец, что само ее существование под угрозой, поскольку Коран запрещает изображение святых и пророков, к которым относится и Иисус. Более того — требует уничтожения таких изображений. Что если мусульманский принц окажется религиозным фанатиком?

Учитывая то, что рядом с мусульманскими святынями в Лувре Абу-Даби можно увидеть священные предметы христиан и иудеев, не говоря уже о многочисленных шедеврах европейской живописи и того же Леонардо, последнее кажется мне сомнительным.

Но зачем принц купил картину, которую никому не показывает? Зачем вообще такие картины продают саудовским принцам и российским бизнесменам? Можно ли некоторые особенно ценные достояния человечества перевести из частного пользования в общечеловеческое и, главное, как это сделать? Я этого не понимаю.

А хотелось бы понять.

Олег Хафизов

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх