Татьяна Петрова предлагает Вам запомнить сайт «ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ НА ПЕНСИИ»
Вы хотите запомнить сайт «ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ НА ПЕНСИИ»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

САЙТ ДЛЯ ОБЩЕНИЯ ЛЮДЕЙ МУДРОГО ВОЗРАСТА

"ХРАНИТЕЛИ". (СКАЗКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ).

развернуть

"Хранители". (Сказки для взрослых).

Яков хмуро брел по дорожке, посыпанной битым красным кирпичом.

Можно было бы найти путь и покороче, но он не очень торопился, несмотря на то, что отец просил непременно сегодня зайти к нему домой. Назвать домом хибару кладбищенского сторожа было сложно, но старший Боманц почему-то прикипел душой к этой развалюхе. Впрочем, это могло быть наследственной чертой – дед коротал свой век здесь же.

Попетляв меж источенных ржавчиной оградок, охраняющих неведомо от кого покосившиеся кресты и обелиски со звездами, Яков вышел к часовне. Солнце клонилось к закату и последние работяги спускались со строительных лесов, возведенных вокруг здания. Кто-то из них, увидав его, приветственно помахал рукой, приглашая к вечернему «чаепитию». Но он отмахнулся – не сегодня! – и свернул на аллею, ведущую к главным воротам. Там, почти у самого входа, и находился «отчий дом», едва различимый отсюда из-за разросшегося молодого осинника.

Он опять почувствовал себя бессмысленным, лишним, «бывшим». Даже часовня обновлялась, готовясь к возрождению. А он – Боманц-младший – теперь уж точно бывший приходской священник, разжалованный «за неподобающее поведение».

Правда, ему намекнули на возможное изменение его положения, – в кармане лежала визитка, которую полчаса назад всучила ему весьма привлекательная представительница некоего фонда, взявшегося за реконструкцию часовни и старого Лютеранского кладбища. Странные они, эти немцы: тут живым житья нет, а они о мертвых пекутся.

II

Вообще-то дом – самый настоящий, каменный, немного мрачноватый, но свой, точнее отцовский – у него есть. Стоит на окраине Навинска, рядом с дюжиной таких же, словно выпавших из другого времени. Но жить там Якову было невмоготу. После смерти матери отец неделями не возвращался с кладбища, ночевал в сторожке, а днем ухаживал за могилой жены, да обустраивал чужие, никому не нужные, кроме него самого, могилки. «Пускай я уже ничего не могу сделать для живых, – твердил он в ответ на любые расспросы, – так хоть мертвым помогу: долги всегда нужно возвращать».

Чтобы быть поближе к родителю, Яков устроился сторожить территорию бывшего рыбхоза, расположенного неподалеку от кладбища. Каким-то чудом там сохранилось электроснабжение и вода, да и лес с затоном были рядом: идеальные условия для отшельника. И копейка какая-никакая, а перепадала.

III

Сквозь неплотно прикрытые входные двери кладбищенской сторожки доносилась знакомая мелодия, - кажется, что-то из Остина...

Кто-то из родственников, отбывших на историческую родину, оставил старику довоенный, но все еще исправно работающий «Телефункен». Вот он и подсел на ретро-канал, где звучали в основном джазовые шлягеры 20-30-х годов прошлого века. Музыка была хорошим знаком: значит, отец в настроении и с ним можно поговорить. А посоветоваться Якову было сейчас остро необходимо.

IV

Митрофан Боманц сидел в кресле у окна и мерно покачивался в такт музыке. Когда дверь скрипнула несмазанными петлями, хозяин, не оборачиваясь, махнул рукой – проходи, присаживайся. Яков уселся на топчан, втиснутый в самый угол с другой стороны стола. За окном, на ветке засохшей березы, на которой зимой обычно висела кормушка для птиц, сидела здоровенная ворона и, казалось, тоже чего-то ждала. Когда несколько слащавый, но чертовски приятный голос певца умолк, старик потянулся к радиоприемнику, снял с пыльной крышки какую-то книгу и, наконец, обратил внимание на сына.

– Пришло время познакомить тебя с нашим семейным Хранителем, – он бережно погладил заскорузлой ладонью коричневый переплет.

Якову сначала показалось, что в воздух поднялось облако пыли, коей вокруг было в избытке. Однако через несколько мгновений он чуть не вжался в стену: облако плавно опустилось на пол и уплыло в темный угол комнаты, где и застыло, приняв вид сухопарого священника в пасторских одеждах. Только черты его лица оставались нечеткими, словно призрак еще не решил, как ему выглядеть. Яков почувствовал, как зашевелились волосы на голове и руках.

– Что это? – просипел он, превозмогая ужас.

– А ты молодец! Не сбежал. Вот я в свое время… – Митрофан внимательно посмотрел на сына. – Давно уж следовало рассказать тебе про тайну нашу семейную, да все как-то не складывалось. Но час мой пробил, вон и вестник уже пожаловал, – отец ткнул узловатым пальцем в давно не мытое оконное стекло. Птаха, словно услышав его слова, подняла голову, оторвавшись от ковыряния в перьях, и посмотрела прямо в глаза Якову. Как показалось, даже с некоторым вызовом. Затем кивнула головой, словно подтверждая сказанное, и вернулась к прежнему занятию.

– Как это... – начал было он, но старик поднял руку.

– Не перебивай, а то не успею. Знакомься, – старый Боманц повернулся в сторону призрачной фигуры, – отец Максимилиан. Во всяком случае, он так себя называет. Хотя кто он и как выглядит на самом деле, одному Господу ведомо. В общем, с твоего деда Матвея все и началось…

В памяти Якова мгновенно всплыло то немногое, что он слышал о нем до сегодняшнего дня – в семье на эту тему не говорили. Все вмещалось в дюжину слов: был сторожем на действующем тогда еще лютеранском кладбище, сгорел, не то по пьянке, не то по неосторожности.

– Так вот… В общем, еще в гражданскую, довелось ему приютить раненого офицера, скрывающегося от ЧК после мятежа в Муроме. При поручике этом была одна вещь – книга. Сам-то он помер от ран, а вот книгу под страшную клятву передал Матвею на вечное хранение. И хранил дед ее и в голод, и в холод. И войну с ней всю прошел – от первого и до последнего дня. Кто знает, как бы сложилась его судьба, да и наша с тобой, не напиши одна сволочь на него донос: мол, ухаживает за вражьими могилами, боле сил нет терпеть предательство и контрреволюцию. И видать, письмишко-то дошло, куда следует.

Яков оцепенело слушал хриплый голос отца.

– Как чувствовал он, отправил меня к тетке, – продолжил после непродолжительной паузы старик. – Пришли за ним, как за многими тогда приходили: немецкие корни и все такое… Прийти-то пришли, да никто не вышел: сгорела хибарка со всеми, кто в ней находился. Ни останков деда, ни следов целого капитана НКВД со всем конвоем так никто и не нашел. Люди рассказывали – огонь был адский! Дед мог уйти, да не ушел. Знать, чуял, что время его пришло, – старик бросил взгляд на ворону, сидящую за окном.

– А мне, мальцу, перед тем как из дома-то выдворить, про книжку эту рассказал, да с собой велел взять и хранить пуще глаза до самой смерти. Книга та оказалась, как бы это сказать...

«Инкапсулированной внепространственной сущностью. Ну, фэйри, духи, джины… почти как в лампе Алладина», – тут же прозвучало в голове Якова. Он в изумлении посмотрел на шевельнувшуюся в углу фигуру. «Откуда он слова-то такие знает?»

Отцу становилось все хуже, дыхание его стало учащенным, кровь отхлынула от лица.

– Знай, Яшка, – этот… в общем, наш друг является одним из собирателей и хранителей древнейших знаний и не должен быть обнаруженным весьма могущественными и опасными существами, рыскающими в его поисках с самого начала мира.

Голос старого Боманца становился все слабее и тише.

– Благодаря отцу Максимилиану и мне удалось остаться в живых. Значит, он причастен и к твоему появлению на свет. Я долг свой исполнил, книгу сохранил. Теперь – твоя очередь, сын...

«Успел, – снова прозвучал в голове. – Не держи его, отвернись и отпусти».

Яков не сразу сообразил, что от него требуется, и повернулся к углу, чтобы переспросить, но там уже никого не было. Что-то большое мелькнуло за окном, полоснув краем крыла по стеклу, и тут же сгинуло, словно растворившись в лучах заката.

V

Схоронив отца, Яков уволился из рыбхоза. Сходил он и по адресу, указанному на визитке. Надо сказать, что вторая встреча с дамой из Фонда прошла непросто, но свое наследственное право в виде должности смотрителя кладбища с полагающимся тому имуществом и окладом он отстоял. С помощью работяг-строителей привел в порядок хибару, словно понимая, что отныне она станет его постоянным домом. Яков часто вспоминал последние слова отца, но так и не понял, что же именно от него требуется.

На следующий после сороковин день, он совершенно неожиданно для себя достал из шкафа Книгу и сел в отцовское кресло. Вспоминая услышанное в тот вечер, в поисках подсказки он просмотрел все страницы книги, оказавшейся сборником пословиц и поговорок всех народов мира, но ничего не нашел.

Взглянув на приемник, включил его. «О! Снова Остин», – вслушиваясь в знакомую мелодию и постукивая пальцами по переплету в ритм музыке, обрадовался Яков. В углу неожиданно возникла фигура, словно сотканная из золотистых искорок. Теперь своими очертаниями она напоминала буддийского монаха

– Это вы, отец Максимилиан? – удивлению Якова не было предела.

– Как видишь.

- Да, но…

- Ты ведь тоже иногда переодеваешься.

Логично – молча кивнул Яков, собираясь с мыслями.

– Скажите, что я должен делать?

– Жить.

– И все?

– Ухаживать за могилами и хранить Книгу. А когда придет твое время, передать ее надежному преемнику.

– Но почему именно Книга?

– На то есть множество причин. В отличие от известных артефактов, за которыми охотятся все, кому не лень, она выглядит вполне безобидно. Кроме того, вы не придумали ничего более удобного и долговечного для накопления и хранения информации. Да и передать книгу из рук в руки можно всегда и в любом месте – подозрений это не вызывает. Согласись, это не меч Ролланда, – отец Максимилиан усмехнулся.

– А пословицы тут причем?

– Ну, это вполне безопасные тексты даже в самые смутные времена и, кроме того, они сами по себе часть Вселенского разума. Или ты читал что-то мудрее? Да и мне в ней гораздо комфортнее, чем в кувшине или лампе какой-нибудь, – улыбнулся призрак.

– Хорошо, а кладбище?

– Состояние могил ушедших – лучший индикатор совести живущих.

Яков заерзал в кресле:

– А вы… Вы можете быть нам полезны?

– Когда-нибудь вы узнаете то, что знаю сегодня я. Но в моем мире время идет значительно быстрее и знания множатся с огромной скоростью. Так что познать все никому не дано…

VI

Яков очнулся неожиданно. В комнате кроме него никого не было, только кружащиеся пылинки отдавали золотом в луче клонившегося к закату солнца. Он улыбнулся, глядя в окно – теперь у него есть смысл, а до появления вестника целая вечность....

Артем НОВАК  


Источник →

Опубликовано 25.06.2016 в 22:20
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
СССР

СССР

5 ноя 17, 23:24
+45 10
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
РУССКИЕ ПОГОВОРКИ, ВЫНОСЯЩИЕ…

РУССКИЕ ПОГОВОРКИ, ВЫНОСЯЩИЕ МОЗГ ИНОСТРАНЦАМ

26 сен 17, 22:18
+18 7
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ОСЕНЬ ГЛАЗАМИ ПОЭТОВ-КЛАССИКОВ

ОСЕНЬ ГЛАЗАМИ ПОЭТОВ-КЛАССИКОВ

5 окт 17, 22:47
+17 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Поиск по темам блога

Последние комментарии

ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Алина Антонова
Николай Петров
lal pi
Валерий Аркадьевич Оголяр
Сергей Лимонов
Аркадий Кожевников
Сталина Логунова
Татьяна Гладкова
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Лидия
Счастья и здоровья им!
Лидия Как удалось им сохранить свою семью Борису Токареву и Людмиле Гладунко
Larisa (Швяя)
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Еще ближе
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) Осталось до праздника времени мало…
Виолетта Богомолова
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
А тут носики и ушки из морковки
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) 20 лучших салатов!
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
))) А раньше не догадался подружиться?!
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) Дружба с драконом: современная притча
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Александр Меерзон
-Евгений Айолло
Был  такой  Игорь  ПеребЕйхер. Всегда  выделял  ударение.
-Евгений Айолло Люди, которым здорово повезло с фамилией
Лейла Турманова
просто умирают от счастья
Лейла Турманова На пенсию - в Сочи! Легко ли в зрелом возрасте переехать жить на море?
Сергей К.
Наташа Ширинская
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Свинки из запеченной картошки
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) 20 лучших салатов!
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Бутерброды со свинками
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) 20 лучших салатов!
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Три поросенка...
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) 20 лучших салатов!
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
Похоже зельц
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) 20 лучших салатов!
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева)
А вот еще
ТАНЯ ЗАХАРОВА (Медянцева) 20 лучших салатов!