Последние комментарии

  • Владимир Eвтеев
    Статья  явно заказная.Враньё  в каждом слове, ибо вся  статья  есть реклама  проходимцев  от банков. Мне 57, сократили, а на работу никуда не взяли. Страдала, переживала, потом поняла: «Пенсия – это здорово!» Моя история
  • Светлана Шантина (Зинченко )
    А чтобы зарубить домашнюю птицу (курицу, утку) надо будет спрашивать разрешения? Или надо их расчипировать? А пчел ка...Штрих-кот. Зачем власть хочет чипировать домашних животных?
  • Сергей К. (Юг Сибири)
    Так написано же, что берут кредиты, напрягают родственников. "Специалисты" напрочь блокируют мозги.Лёгкая добыча. Мошенники объявили охоту на средства и жизни пожилых людей

Борьба с советской психиатрией обернулась эпидемией психических расстройств

Журналист Сергей Мардан о том, почему проблемы с психикой – это не "бабская придурь" и не "дурной характер". Это очень опасная болезнь

Мысль убить себя и детей появилась у Людмилы Соколовой не вдруг

Мысль убить себя и детей появилась у Людмилы Соколовой не вдруг. Фото: Личный архив

 

После очередной жуткой новости о женщине, покончившей с собой вместе со своими двумя маленькими детьми (старший мальчик находится в больнице, за его жизнь борются врачи - прим.

ред.), невозможно не вспомнить про норвежскую ювенальную юстицию, отобравшую детей у нашего бывшего соотечественника Дениса Лисова.

Аналогия напрашивается сама собой.

Жене Дениса Лисова был поставлен диагноз «шизофрения». Что характерно, поставлен быстро и женщину начали лечить в специализированном учреждении. Папа, без паспорта, без легальной работы, оставлял трех детей одних и работал вахтово по двое-трое суток.

Вполне российская логика. Миллионы родителей вынуждены работать на износ, чтобы заработать на жизнь. А дети как? Да нормально. Чего им будет? Еда в холодильнике, телевизор есть.

Но норвежские социальные службы так не считали и детей поместили в более безопасное, по их мнению, место.

Так работает развитое социальное государство.

Женщине, страдающей психическим заболеванием, немедленно была оказана квалифицированная помощь. И я уверен, что дети Дениса Лисова и вопрос их безопасности после этого сразу оказалась в зоне особого внимания.

Но это у них там, в проклятой гейропе. А теперь про нас.

Денис Лисов с детьми Фото: Личный Архив

Денис Лисов с детьми  Фото: ЛИЧНЫЙ АРХИВ

Мысль убить себя и детей появилась у Людмилы Соколовой не вдруг. И если бы с ней с за 9 месяцев, которые прошли после рождения дочки, хоть раз пообщался профессиональный психолог, он бы совершенно точно смог предотвратить развитие послеродовой депрессии в тяжелую клиническую и предотвратил трагедию.

Самое жуткое, что Людмила все это время была не одна. Семья Соколовых, которую соседи уверенно называли благополучной, жила вместе с родителями мужа. Но никто не смог разглядеть приближающейся беды.

От клинической депрессии и неврозов в России страдают и часто погибают миллионы людей, но считается, что это такая же ерунда, как насморк и сама пройдет. Нужно только взять себя в руки, прочитать книжку про личностный рост или, в крайнем случае, когда уже ничего не помогает, сходить в церковь.

Ни родным, ни мужу несчастной Людмилы Соколовой тоже никто никогда не объяснял, что проблемы с психикой – это не бабская придурь и не дурной характер. Это очень опасная болезнь.

Психические заболевания являются бичом современного общества, и количество зафиксированных диагнозов растет во всех развитых странах мира. В США страдают психическими расстройствами 10 млн человек или 4% населения. В некоторых социальных группах (например, студенты) этот процент доходит до 20-25.

У нас же в стране в 2018 году количество больных людей превысило 3,9 млн. человек, то есть примерно 2,6% всего населения страны. Разница связана, скорее всего, вовсе не с тем, что нервная система российских граждан отличается большей устойчивостью к стрессам. Скорее, это – национальные особенности отношения российского общества к психическим расстройствам.

Распространённость психических заболеваний сопоставима с раком. На онкоучете сегодня стоит 3,6 млн. россиян. Но если про рак открыто говорят, рак лечат, умирающих от рака, в конце концов, оплакивают, то люди, страдающие психическими расстройствами и их близкие, находятся в полном одиночестве.

 
Ни родным, ни мужу несчастной Людмилы Соколовой тоже никто никогда не объяснял, что проблемы с психикой – это не бабская придурь и не дурной характер Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Ни родным, ни мужу несчастной Людмилы Соколовой тоже никто никогда не объяснял, что проблемы с психикой – это не бабская придурь и не дурной характерФотоЛИЧНАЯ СТРАНИЦА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ В СОЦСЕТИ

 

Об этом до сих пор стыдно говорить.

Даже в раздражении мы произносим «идиот», «слабоумный», «чокнутый». Для нас это безусловно оскорбительные слова. И мы не задумываемся о том, что вокруг нас сотни тысяч людей у которых поставлен именно этот диагноз.

Болеют мужчины и женщины, старики и подростки. Эта болезнь не щадит никого и ужасает нас так же, как и 200 и 500 лет назад.

Да вот беда: сойди с ума,

И страшен будешь как чума,

Как раз тебя запрут,

Посадят на цепь дурака

И сквозь решетку как зверка

Дразнить тебя придут.

Это Александр Сергеевич Пушкин написал в 1830 году. Мы и сегодня боимся безумия и прячемся от него. Но, на дворе давно уже не 19 век, когда больных просто сажали на цепь.

Если мы научились говорить о том, что аутизм — это не стыдно и нужно помогать людям с этим заболеванием, то нет никаких причин не идти дальше.

Все что требуется для начала – это сострадание, смелость и понимание того, что современная медицина в состоянии помочь абсолютному большинству людей, столкнувшихся с проблемами психики.

Люди отказываются и думать, и слушать, что у них могут быть подобные проблемы. А когда обычная депрессия перерастает в клиническую, часто бывает уже невозможно что-то сделать.

Российский Минздрав в свой бескомпромиссной борьбе с «карательным характером советской психиатрии» оставляет людей вообще без всякой помощи. Например, сегодня невозможно госпитализировать больного человека, только если он не гоняется за вами с ножом в буквальном смысле этого слова.

Совершенно дикая история случилась весной в Астрахани, где дежурного врача-психиатра осудили на 2 года за то, что он госпитализировал пациентку «без весомых оснований».

Применительно к жуткой московской истории со смертью Людмилы Соколовой, это означает, что ни один врач не смог бы ее госпитализировать своей властью и тем спасти ее и ее детей.

Реформу психиатрии, в том виде в котором она проводилась последние 25 лет нужно остановить, а лучше – пересмотреть. Статистика диких преступлений и самоубийств говорит о том, что десятки тысяч людей по всей стране не получают необходимой помощи и подвергают опасности свои жизни и жизни окружающих.

А еще нужно начать открыто говорить о том, что эта болезнь может настигнуть любого. Что это не знак несмываемого позора для всей семьи. Что это такая же обычная беда, как инфаркт, астма или рак. И как не лечат гипертонию водкой или наркотиками, так они не помогут и при неврозах.

Мы смеемся над американскими фильмами, в которых герои не вылезают от психотерапевтов, решая свои проблемы, пьют таблетки и с удовольствием делятся со знакомыми телефоном своего психиатра. Хватит уже смеяться. Тут ничего смешного нет.

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх