Кирза. 115 лет назад наша армия применила на войне материал, ставший одним из символов XX века

Кирзовые сапоги принято относить к атрибутам Советского Союза. Кирза, ватник, агитфарфор...
 
Армия массово переобулась в берцы, но полностью от сапог не отказалась. Фото: photoxpress
Армия массово переобулась в берцы, но полностью от сапог не отказалась. Фото: photoxpress

Но ничего "совкового" в этом материале не было и не могло быть по определению. Он был создан во времена, когда наша страна была империей. Над ним никто не иронизировал - русский заменитель кожи получал медали на престижных европейских выставках.

От британских морей

Получил заменитель кожи в ходе химических опытов русский офицер-артиллерист (потом генерал) Михаил Поморцев.

Армия тогда потребляла много натуральной кожи: для обуви, портупей и амуниции, ружейных ремней, чехлов. При этом, если кожаный чехол для штыка или лопаты можно было заменить брезентовым аналогом (что и было сделано в Первую мировую), то переобуть солдата в парусиновые/суконные сапоги не представлялось разумным. Сапоги - это вам не медный котелок, они не могут служить десятилетиями. Их армия постоянно закупала. Что ложилось тяжелым бременем на казну.

Идея была незамысловатой: заменить кожу на более дешевый материал. Поморцев предложил тачать солдатские сапоги из грубого сукна, пропитанного составом, который бы не пропускал воду, но пропускал воздух. Чтобы ноги, как говорили солдаты, "не спарились". Подходящей ткани на рынке было с избытком, выбор пал на сукно из одной английской деревни, которая с XIII века славилась выведением особой породы овец.

С пропиткой дела обстояли не так гладко. В 1903 году, когда Михаил Поморцев в Санкт-Петербурге проводил опыты, было ясно, что лучшие водоотталкивающие эффекты давали составы на основе натурального каучука. Но своего каучука в Российской империи не было (точнее, был, но не умели добывать).

Британское сукно в любой момент можно было заменить на отечественное, а прекращение поставок каучука из-за границы оставило бы армию без снаряжения. Поэтому Поморцев предложил использовать пропитку из смеси парафина, канифоли и яичного желтка. Все свое, отечественное. Полученный материал не пропускал воду - практически как натуральная кожа.

Так наша армия и получила керзу. Вторая буква в этом слове отнюдь не грамматическая ошибка. По-английски название деревни, где закупалось сукно-основа, звучит как Kersey (графство Суффолк, восток Англии). Кирзой этот материал назовут уже в советское время. Почему? А это тайна, покрытая мраком. По одной из версий серийное производство советской кирзы наладили на заводе "Искож", расположенном в Кировской области. Как удается провести орфоэпическую эволюцию от британской Керси до Вятки, переименованной в честь Сергея Кирова, - не вполне понятно. Но будем для удобства называть материал, как привыкли.

А пока еще раз вернемся в Россию дореволюционную.

Кто в сапогах

Кирзу не сразу использовали для изготовления сапог. Материал фактически был создан еще в 1904 году, но его полноценное применение в боевых условиях началось в 1905 году. В ходе Русско-японской войны из кирзы сначала стали шить чехлы для артиллерийских орудий.

В целом армию кирза устраивала, и Поморцев готовился запустить в промышленное производство кирзовые сапоги. Увы, но не сложилось. Против таких сапог выступило военно-промышленное лобби.

Одно дело - мирное время, когда на содержании армии государство старается сэкономить. И совсем иное, когда война, в обществе ура-патриотический подъем, военный бюджет растет как на дрожжах: все для фронта, все для победы. Зачем закупать дешевые сапоги, когда можно закупить дорогие? Просторы для откатов и воровства при большом бюджете больше.

Кроме того, у идеи не было, образно говоря, "мотора". Бесспорно талантливый Михаил Поморцев не мог сосредоточиться на каком-то одном проекте, довести его до логического завершения. За кирзу он получил медали и грамоты на самых престижных выставках: в Милане, в Париже и в Петрограде. На этом и успокоился. И переключился на новые изобретения. С головой ушел в воздухоплавание и ракетостроение: летал на воздушных шарах и аэростатах, проводил метеонаблюдения. Писал труды по аэронавигации, придумывал приборы для аэропланов. Участвовал в создании российских парашютов. Занимался ракетами: изобретал для них крылья и стабилизаторы…

Историки упрекают Поморцева в том, что хватался за все. И в изобретательском азарте даже подавал заявки на изобретения, которые были сделаны до него. Возможно, так все и было. Но надо делать скидку на эпоху. Начало прошлого века: время фантастических открытий. Мир менялся на глазах: появлялись самолеты, подводные лодки, океанские лайнеры. Города освещались электричеством, по дну океанов прокладывали телефонные кабели. Талантливые люди искали применение своих талантов буквально во всем новом.

Мы, их потомки, часто знаем не тех, кто двигал прогресс. А дельцов, которые грамотнее всех оформляли патенты.

Положа руку на сердце: кто слышал это имя - Михаил Михайлович Поморцев?

А такие имена знать надо.

До Берлина и дальше

Вторая попытка сэкономить на обуви для солдат имела место в 1930-е.

К тому времени наша промышленность освоила пропитку на основе искусственного каучука. Такие сапоги (теперь их называли уже кирзовыми, через "и") испытали во время боев с финнами. И, как это часто бывает, первый блин вышел комом. Получившиеся сапоги трескались на морозе, почти "не дышали". Армия от них отказалась.

Но уже с началом Великой Отечественной о кирзе опять вспомнили. 22 июня 1941 года численность Рабоче-крестьянской Красной Армии не превышала 5 миллионов штыков. А уже через неделю, 1 июля, в РККА насчитывалось 10 миллионов 380 тысяч человек. Всех новобранцев нужно было не только вооружить, но и одеть-обуть.

Дешевые кирзовые сапоги стали настоящим спасением для армии. В 1942 году продолжатели дела царского генерала Поморцева - советские ученые-химики Александр Хомутов и Иван Плотников - получили за сапоги Сталинскую премию.

Наши бойцы в кирзовых сапогах брали Берлин. Да и еще несколько десятилетий после войны страна ходила в кирзачах. А армия перешла на берцы сравнительно недавно.

И все же, кирза - это хорошо или плохо? На этот вопрос нельзя отвечать вне исторического контекста. Для минувшей войны, когда маячила перспектива отправлять призывников в бой в той обуви, в которой они пришли в военкомат, - благо.

В нашем веке кирза выглядит пережитком прошлого. В СССР всем солдатам срочной службы хотелось уйти на дембель по крайней мере в яловых или юфтевых сапогах. Предел мечтаний - офицерские "хромовые".

Дело не только в качестве самой обуви. Кирза тяжелая, как ее ни чисти, у нее нет шика.

Но если - не дай-то бог - будет большая война, то об этих сапогах опять вспомним. Я имею в виду не гибридно-виртуальные сражения, когда народ изливает желчь у экранов компьютеров. Я о настоящей войне. Это когда потухнут все экраны, а вместо банковских карточек введут бумажные продуктовые. На складах современные "берцы с мембраной" быстро закончатся. И, боюсь, о портянках тоже придется вспомнить.

История часто повторяется.

Фото: wikipedia.org

Кстати

Как до Луны

Именем Михаила Поморцева (на фото) назван кратер на Луне. А кирзовые солдатские сапоги увековечены в бронзе: памятник работы скульптора Дмитрия Байкова установлен в военном городке Звездный Пермского края.

Кстати

В кирзачах по Милану

В 1906 году изобретение Поморцева (обувная кирза) получило золотую медаль на выставке в Милане, а в 1911 и 1913 годах - призы на выставках в Санкт-Петербурге.

Его технологию в 1930-е годы усовершенствовали советские химики Борис Бызов и Сергей Лебедев. На этой основе химик Иван Плотников наладил производство кирзовых сапог на Вятском комбинате искусственных кож.

Советская промышленность не нуждалась в закупке ткани из британского Суффолка. В СССР кирза выпускалась на основе трехслойной хлопчатобумажной основы. В состав каучуковой пропитки входили разные наполнители, красители и вулканизирующие компоненты. Водоотталкивающую пленку создавали в термокамере.

В СССР произвели не менее 150 миллионов пар кирзовых сапог.

Источник ➝

Инсулин из лопуха. Какие травы наладят обмен веществ и снизят сахар

Вынужденно сидя дома со своими «лучшими друзьями» – телевизором и холодильником, многие сбили углеводный обмен.

Как нормализовать обмен веществ с помощью сахароснижающих растений, рассказала президент Профессиональной ассоциации натуротерапевтов, профессор Татьяна Киселёва.

Выводим лишнее

Иногда так хочется сладкого, что отвлечься от этой навязчивой идеи невозможно. Так организм сигналит нам, что ему нужна энергия или он находится в стрессовом состоянии и нуждается в релаксации. Неслучайно в восточной медицине сладкий вкус считается лечебным при ряде заболеваний и состояний.

Например, сладкое полезно в жару, оно «осаждает» в организме излишний жар, помогает сердцу, увлажняет и не даёт пересыхать тканям тела. Сладкое – универсальный антистрессовый фактор и самый быстрый источник энергии, особенно для мозга, сердца, мышц. Глюкоза (в том числе та, которая образуется за счёт расщепления сахара в организме) обладает также способностью поддерживать барьерную функ­цию печени против токсических веществ.

Оборотная сторона медали не столь радостна. Углеводный обмен легко сбить (практически все мы за время карантина это сделали) и очень трудно восстановить. Зависимость организма от потребления избыточных количеств сладкого сродни наркотической: чем больше ешь, тем больше хочется. И опасность не только в рафинированном белом сахаре, но и в скрытых сахарах, которых полно в готовых продуктах, полуфабрикатах, соусах, соках, газировках, выпечке и прочих «вкусностях». Плюс малая подвижность способствует снижению чувствительности клеток к инсулину, развитию застоя крови и энергии в организме.

Предотвратить развитие сахарного диабета и нормализовать обмен веществ поможет ежедневное употребление сахароснижающих пищевых и лекарственных растений. В мае-июне они повсюду – буквально на расстоянии вытянутой руки.

Излишки воды и глюкозы будем выводить с помощью мягких диуретиков: укропа, кинзы, петрушки, листьев салата, редиса, молодых пестиков хвоща, свежесмолотого и свежезаваренного кофе (лучше не из кофемашины), чая из листь­ев берёзы (собираем до праздника Троицы и сушим) и подорожника, травы спорыша (травушка-муравушка), цветков липы и бузины чёрной, свежезаваренного чёрного и зелёного чая.

Чем полезны огурцы

Некоторые растения содержат инсулиноподобные вещества – растительный инсулин, который, в отличие от животного, имеет небелковую природу и не разрушается в желудке. Очень богаты растительным инсулином крапива, лопух, одуванчик, черника (ягоды и листья), клевер, зелёные стручки фасоли, обладающие доказанным анти­диабетическим действием. Инсулиноподобным действием обладает свежий сок целого ряда овощей, наиболее активными считаются соки картофеля и листьев капусты, к которым в соковыжималку для усиления эффекта добавляют петрушку, морковь, салат-латук, свёклу, молодые листья крапивы, одуванчика, подорожника большого, цикория.

Улучшают чувствительность тканей к инсулину (что особенно важно при диабете 2-го типа) или оказывают инсулиноподобное действие также многие пряности: корица, гвоздика, мускатный орех, кардамон, имбирь.

Многие овощи и крупы богаты пищевыми волокнами, важными для снижения сахара. (Кстати, восточная медицина в отличие от западной не запрещает крупы при сахарном диабете.) Среди них пектин, который оказывает регулирующее действие на иммунную систему кишечника, отлично выводит токсины и избыток глюкозы, обладает антимутагенным действием. Сейчас в качестве источника пектина используем лимон, свёклу и огурцы. А огуречный пектин вызывает ещё и увеличение секреции инсулина, благоприятно действует на обмен жиров.

Для снижения уровня сахара в крови полезно обогащать рацион щелочными радикалами. В слабощелочной среде глюкоза может спонтанно превращаться во фруктозу и маннозу, для усвоения которых не требуется инсулин. Наибольшую щёлочность имеют: редька, свёкла, морковь, сельдерей, салат-латук, шпинат, огурцы и ягоды, картофель, зелень одуванчика, ревень, смородина, персики, чернослив и сушёные яблоки.

Важны для регуляции обмена сахара и жиров макро- и микроэлементы. Магний накапливается в пшене, овсе, зелёном горошке, укропе, петрушке, свёкле, салатных листьях. Много цинка в чесноке, репчатом луке, моркови. Йод содержится в рыбе, водорослях, чесноке, свёкле, чёрной смородине, землянике. Для образования инсулина и утилизации глюкозы наиболее важны соединения хрома и марганца. Основные источники хрома – говядина, печень, цельнозерновые крупы, свёкла, грибы; марганца – пряности, а также шпинат и зелёные листья других овощей, крупы – пшеница, полба, гречка, пшено, свекла и морковь, зелёный горошек и фасоль, пивные дрожжи и миндаль.

С позиции восточной медицины сахарный диабет относится к болезням вследствие недостаточности инь (влажного, прохладного) и «возгорания» внутреннего жара.

Погасить «жар» помогают «горькие» продукты: салат с добавлением листьев одуванчика (предварительно обдать кипятком), кочанных салатов и салата-латука, артишоков. Добавят организму инь свёкла, варёный картофель и кисломолочные продукты.

"Приходит Саврасов седой, грачи, говорит, прилетели..."

Текст: Дмитрий Шеваров

Алексей Кондратьевич Саврасов писал пасмурные, слякотные деньки, раскисшие дороги, слабые огни глухих деревень. Эстеты еще в ХIХ веке сетовали на то, что в саврасовских картинах нет ничего привлекательного. Но вот уже больше ста лет люди приходят в Третьяковскую галерею, чтобы увидеть грачей, что прилетели в село Молвитино (ныне это поселок Сусанино Костромской области) и расселись на старых березах.
 Фото: Балабанов/РИА Новости
Фото: Балабанов/РИА Новости

И поэты из всех выдающихся полотен почему-то выбирают именно саврасовских грачей.

Нет в русской живописи другой картины, которая бы так часто являлась в поэзии. Очевидно, нашу привязанность к Саврасову можно высказать только стихами, как только в стихах можно выразить первую любовь, нахлынувшую вместе с сырым мартовским ветром. Замечательно сказал о картине "Грачи прилетели" мой старший товарищ, журналист и поэт Ким Смирнов: "Тут кончается живопись и начинается великая русская поэзия..."

В моей юности был такой фильм - "Сто дней после детства". Там вожатый в пионерлагере показывает ребятам на экране слайд с Джокондой и просит их подумать над загадкой этого портрета. А ребята не видят ничего загадочного: ну сидит себе женщина, улыбается. Вожатый убеждает: думайте, вглядывайтесь, ведь сотни лет люди ломали головы над таинственной улыбкой Джоконды...

Когда мы писали в школе изложение, учитель не требовал от нас что-то разгадывать у Саврасова. Он просто прикреплял репродукцию повыше, чтобы и с последней парты были видны грачи, и говорил: "Напишите про весну..." И мы вздыхали над тетрадкой, грызли ручки, поглядывая то на картину, то на соседку по парте, то за окно, где росли такие же березы, как у Саврасова

Правда, не было за нашим школьным окном такого храма, как на картине, и не звенели колокола, но звенели трамваи. И звон этот был вешним и свежим, совершенно саврасовским.

Зимой ведь трамваи почему-то не звенят. Они начинают звенеть в конце марта, когда грачи прилетают.

 

Три стихотворения об одной картине

Стояли они у картины:

Саврасов. "Грачи прилетели".

Там было простое, родное.

Никак уходить не хотели.

Случайно разговорились,

Поскольку случилась причина.

-Саврасов. "Грачи прилетели"-

Хорошая это картина.

Мужчина был плохо одетый.

Видать, одинокий. Из пьющих.

Она - из не больно красивых

И личного счастья не ждущих.

Ее проводил он до дома.

На улице было морозно.

Она бы его пригласила,

Но в комнате хаос и поздно...

 

Давид Самойлов, 1960-е

 

* * *

 

...Как в гостиницах

Шишкинские канители

Этих сосен и елей

Развес и наклон,

Так сегодня - Саврасов,

"Грачи прилетели"

Наштампован в апреле

И в жизнь проведен.

Он бросает готовое,

Птиц не осилив.

Ветки долго пустуют

Под небом нагим.

Но приходит на помощь

Художник Васильев

И рисует грачей

Одного за другим.

То слетаются, то

Разлетаются тучей,

Обживая вне рамы

И в раме жилье.

И бросается гвалт,

Этот гомон летучий,

То ль в окно мастерской,

То ль из окон ее.

Белый храм, над которым

Грачиная давка,

То к глазам подплывает,

То, как по ветру, - вспять.

То, что надпись над ним

"Керосинная лавка"

То является, то

Исчезает опять.

Тают черные сучья

И синие вены.

Но, Творец, а художники?

Где же они?

Беспорядок, беспамятство...

Благословенны

Эти первые ночи

И первые дни!

 

Владимир Соколов, 1967

 

* * *

 

В гостинице, в номере "люкс",

Сижу, завываю, как люпус,

И на передвижников злюсь:

Зачем увеличивать скуку?

Как славно написана рожь,

Как вольно она колосится!

Как жаль, что сюда не войдешь

В обнимку с молоденькой

жницей.

Ты только что встал

на постой,

Прилег на казенной постели -

Приходит Саврасов седой,

Грачи, говорит, прилетели.

 

Алексей Решетов, 1970

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх