СКАЗКА ПРО СО-МНЕНИЯ Сказки Эльфики

 

Росток проклюнулся в субботу утром.

- Смотрите, новенький! – сказала роскошная Плакучая Ива. – В нашем обществе прибавление! Ну что ж, добро пожаловать!

- Только он какой-то странный, — качнула узкими зелеными листьями Драцена. – Я такого еще не видела. Что это за растение, интересно?

- Пусть подрастет, там видно будет, — сказал Дуб. – Если что,  подправим.

Росток, воодушевленный столь доброжелательным приемом, стал быстро набирать силу, рос буквально не по дням, а по часам. И чем выше он становился, тем больше сомнений он вызывал у окружающих.

- Как-то слишком быстро он растет, — прокомментировала Осина. – Слышишь, малыш? Не надо так торопиться, у тебя еще слишком хрупкая сердцевина, ты можешь сломаться. Притормози, не спеши! Такое мое мнение.

Росток подумал и решил последовать совету. Теперь он рос гораздо медленнее, и Осина одобрительно шелестела листьями, глядя на малыша. Вскоре он выбросил первые веточки.

- Ну и куда ты размахался? – сурово спросил Кипарис. – Настоящее дерево должно быть стройным! Если будешь расти в разные стороны, из тебя в конце концов получится какая-нибудь кляпка-корявка, и будешь знать.

Росток не знал, как выглядит кляпка-корявка, но испугался и стал прижимать веточки к стволу. У него это получалось плоховато, но он старался. Кипарис был высокий, красивый, стройный, и уж наверное знал, что говорил.

- Не фонтан, конечно, но все-таки лучше, чем было, — оценил Кипарис, и Росток немного успокоился, продолжая тщательно следить, чтобы веточки не раскидывались.

- Ты толстеешь! – осуждающе сказала Береза. – Это недопустимо. Вот посмотри на меня, я – эталон! Недаром в народе говорят «стройная как березка». Ты давай-ка, сядь на диету! А то скоро поперек себя шире станешь. Все плеваться будут. Это мое личное мнение!

Росток очень забеспокоился и сел на диету: стал брать гораздо меньше питательных веществ из земли. Он перестал толстеть, но ствол его стал гораздо слабее.

- Ничего, ничего! – ободряла его Береза. – Красота требует жертв!

Между тем у Ростка уже появились листики.

- У тебя странные листья, — возмущенно всплескивала зеленой метелкой Пальма. – Слишком длинные, слишком жесткие, слишком острые. Неправильные листья! Вот посмотри на меня – мягкие, широкие, резные, просто загляденье! Ты давай, подтягивайся! Мое мнение — нельзя давать себе расслабиться, нужно трудитсья над имиджем днем и ночью!

Росток стал сутками уговаривать листики расти по-другому, чтобы они становились широкими и плоскими, как у пальмы. Это было неудобно и даже больно, но ему удалось вытянуть свои длинные и узкие листья в какое-то подобие лопаточек.

А между тем окружающие очень полюбили высказываться по поводу Ростка – ведь он никогда никому не перечил и старательно выполнял все рекомендации. Соседям уже даже интересно было, что из него получится.

- Хорошо, что ты не отказываешься от мудрости старших, — поучал его старый Бук. – В молодости так просто наделать ошибок, и тогда тебе никогда не стать полезным деревом. А опыт старших – это сила! Взрослые плохому не научат, а от опрометчивых шагов оберегут. В общем, прислушивайся к нашему мнению – и не пропадешь!

 

Росток уже давно преодолел юный возраст, но местное сообщество никак не могло определить, какое же он дерево. Никогда такого не видели: деревце было приземистое, с кривеньким корявым стволиком, с узловатыми, причудливо  изогнутыми ветками, усеянными какими-то недоразвитыми листиками, в общем, если честно, страшненькое такое деревце. Уродец. К такому мнению постепенно склонились все деревья: и Плакучая Ива, и Пальма, и Старый Бук, и Драцена, и все другие тоже.

Деревце и не пыталось сказать что-то в свое оправдание: оно ведь никогда не было другим, и ему казалось, что вот таким нелепым и корявым оно и было задумано природой. Конечно, высокомерные вздохи и показное сочувствие  высоких и сильных собратьев его задевали, но – что поделаешь? Не всем быть красавцами, радовать глаз статью и мощью. Есть и ошибки природы, что ж поделаешь.

А однажды среди деревьев появились люди. Мужчина, женщина и девочка.

- Боже! Этот ботанический сад – просто чудо! – оживленно говорила женщина. – Как хорошо, что мы сюда пришли! Смотрите, какой чудный кипарис – как свечка!

- А бук-то, бук! – вторил ей мужчина. – Красавец! Богатырь! Дочура, посмотри!

 

- Ой… А это что за деревце? – вдруг остановилась женщина напротив уродца. – Странное какое-то, покореженное… Вроде бы как даже не настоящее. .

- Нет, мамочка, оно живое! – сказала девочка, осторожно прикасаясь ладошкой к стволу.

- Дайте-ка я погляжу! – приблизился мужчина. – Вы знаете… Похоже, это изначально был ливанский кедр. Но что-то случилось, и он мутировал.

- Ну что ты, — усомнилась женщина. – Ливанский кедр – он же высокий, прямой, как струнка, и иголки у него, а не листики. А тут что-то непонятное.

- Я же говорю, мутировал, — стоял на своем мужчина. – Мало ли что могло случиться? В неблагоприятных условиях искажается природный облик любого существа, не только дерева.

- Но ты точно уверен? – все никак не могла поверить женщина.

- Да, я ж все-таки биолог, — улыбнулся мужчина. – Кора, ствол, расположение ветвей, да много признаков. Нет, точно кедр.

 - Мама, папа, я нашла! – закричала девочка, которая тем временем достала из сумки ботанический атлас. – Вот он, ливанский кедр!

 

- М-даааа, — сокрушенно протянул мужчина, взглянув в атлас. – Эк тебя искорежило, бедняга…

- Похоже на деревце-бонсай, — огорченно сказала женщина. – Как будто ему расти свободно не давали. 

- Смотри, деревце, какое ты по-настоящему, — сказала девочка и поднесла к нему развернутый атлас.

И деревце-бонсай, как его назвала женщина, увидело… себя. Оно вдруг каждой своей клеточкой, каждым изгибом ствола ощутило, что это – его Истинный Облик, и оно должно было вырасти именно таким!!! С высоченным прямым стволом, с раскидистыми ветвями, с длинными стрельчатыми иголочками…Но ему все время говорили «не так», «не туда», «неверно», и оно почему-то предпочло прислушиваться к чужому мнению, а не ощущать себя самим собой.

И когда люди ушли, деревце впервые, пожалуй, попробовало распрямиться во весь рост, насколько смогло, и пристально оглядело окружающих.

- А что, а что? – тревожно зашумели деревья. – Мы же тебя не заставляли, да? Мы просто советовали! А ты могло, между прочим, расти, как хочется, и не учитывать наши мнения.

- Да, я могло, — тихо сказало деревце-бонсай. – Но я выбрало другой путь – быть хорошим для всех. Мне казалось, что все вы, такие большие и умные, знаете лучше меня, каким мне расти и каким быть. Это моя ошибка. Теперь я знаю, что сомнения появляются, если собирать все мнения, а своего собственного не иметь. Я получило свой опыт, и теперь мне уже никогда не стать таким, каким я могло бы быть, если бы прислушивалось к себе. Но я вас не виню. Буду жить таким, какое есть.

И деревья стыдливо затихли, потому что каждый втайне думал, что все-таки немножко виноват в том, что маленький ливанский кедр уже никогда не будет таким, каким его задумала природа.

А вскоре неподалеку проклюнулся новый Росток.

- Интересно, что это за растение? – по привычке начала Плакучая Ива. – Я такое еще не видела… 

- Кем бы оно не было, я беру над ним шефство, — строго сказало деревце-бонсай. – И никому не дам руководить его ростом! Даже себе! Ты слышишь меня, Росток? Слушай свое сердце и расти так, как тебе будет казаться правильным! И сомнения никогда не искривят твой путь и твой ствол.

И новый Росток затрепетал, словно засмеялся, и во весь свой маленький рост потянулся наверх, к солнцу. 

Автор: Эльфика

 

http://s30630429213.mirtesen.ru/blog/43148298265/SKAZKA-PRO-...

Инсулин из лопуха. Какие травы наладят обмен веществ и снизят сахар

Вынужденно сидя дома со своими «лучшими друзьями» – телевизором и холодильником, многие сбили углеводный обмен.

Как нормализовать обмен веществ с помощью сахароснижающих растений, рассказала президент Профессиональной ассоциации натуротерапевтов, профессор Татьяна Киселёва.

Выводим лишнее

Иногда так хочется сладкого, что отвлечься от этой навязчивой идеи невозможно. Так организм сигналит нам, что ему нужна энергия или он находится в стрессовом состоянии и нуждается в релаксации. Неслучайно в восточной медицине сладкий вкус считается лечебным при ряде заболеваний и состояний.

Например, сладкое полезно в жару, оно «осаждает» в организме излишний жар, помогает сердцу, увлажняет и не даёт пересыхать тканям тела. Сладкое – универсальный антистрессовый фактор и самый быстрый источник энергии, особенно для мозга, сердца, мышц. Глюкоза (в том числе та, которая образуется за счёт расщепления сахара в организме) обладает также способностью поддерживать барьерную функ­цию печени против токсических веществ.

Оборотная сторона медали не столь радостна. Углеводный обмен легко сбить (практически все мы за время карантина это сделали) и очень трудно восстановить. Зависимость организма от потребления избыточных количеств сладкого сродни наркотической: чем больше ешь, тем больше хочется. И опасность не только в рафинированном белом сахаре, но и в скрытых сахарах, которых полно в готовых продуктах, полуфабрикатах, соусах, соках, газировках, выпечке и прочих «вкусностях». Плюс малая подвижность способствует снижению чувствительности клеток к инсулину, развитию застоя крови и энергии в организме.

Предотвратить развитие сахарного диабета и нормализовать обмен веществ поможет ежедневное употребление сахароснижающих пищевых и лекарственных растений. В мае-июне они повсюду – буквально на расстоянии вытянутой руки.

Излишки воды и глюкозы будем выводить с помощью мягких диуретиков: укропа, кинзы, петрушки, листьев салата, редиса, молодых пестиков хвоща, свежесмолотого и свежезаваренного кофе (лучше не из кофемашины), чая из листь­ев берёзы (собираем до праздника Троицы и сушим) и подорожника, травы спорыша (травушка-муравушка), цветков липы и бузины чёрной, свежезаваренного чёрного и зелёного чая.

Чем полезны огурцы

Некоторые растения содержат инсулиноподобные вещества – растительный инсулин, который, в отличие от животного, имеет небелковую природу и не разрушается в желудке. Очень богаты растительным инсулином крапива, лопух, одуванчик, черника (ягоды и листья), клевер, зелёные стручки фасоли, обладающие доказанным анти­диабетическим действием. Инсулиноподобным действием обладает свежий сок целого ряда овощей, наиболее активными считаются соки картофеля и листьев капусты, к которым в соковыжималку для усиления эффекта добавляют петрушку, морковь, салат-латук, свёклу, молодые листья крапивы, одуванчика, подорожника большого, цикория.

Улучшают чувствительность тканей к инсулину (что особенно важно при диабете 2-го типа) или оказывают инсулиноподобное действие также многие пряности: корица, гвоздика, мускатный орех, кардамон, имбирь.

Многие овощи и крупы богаты пищевыми волокнами, важными для снижения сахара. (Кстати, восточная медицина в отличие от западной не запрещает крупы при сахарном диабете.) Среди них пектин, который оказывает регулирующее действие на иммунную систему кишечника, отлично выводит токсины и избыток глюкозы, обладает антимутагенным действием. Сейчас в качестве источника пектина используем лимон, свёклу и огурцы. А огуречный пектин вызывает ещё и увеличение секреции инсулина, благоприятно действует на обмен жиров.

Для снижения уровня сахара в крови полезно обогащать рацион щелочными радикалами. В слабощелочной среде глюкоза может спонтанно превращаться во фруктозу и маннозу, для усвоения которых не требуется инсулин. Наибольшую щёлочность имеют: редька, свёкла, морковь, сельдерей, салат-латук, шпинат, огурцы и ягоды, картофель, зелень одуванчика, ревень, смородина, персики, чернослив и сушёные яблоки.

Важны для регуляции обмена сахара и жиров макро- и микроэлементы. Магний накапливается в пшене, овсе, зелёном горошке, укропе, петрушке, свёкле, салатных листьях. Много цинка в чесноке, репчатом луке, моркови. Йод содержится в рыбе, водорослях, чесноке, свёкле, чёрной смородине, землянике. Для образования инсулина и утилизации глюкозы наиболее важны соединения хрома и марганца. Основные источники хрома – говядина, печень, цельнозерновые крупы, свёкла, грибы; марганца – пряности, а также шпинат и зелёные листья других овощей, крупы – пшеница, полба, гречка, пшено, свекла и морковь, зелёный горошек и фасоль, пивные дрожжи и миндаль.

С позиции восточной медицины сахарный диабет относится к болезням вследствие недостаточности инь (влажного, прохладного) и «возгорания» внутреннего жара.

Погасить «жар» помогают «горькие» продукты: салат с добавлением листьев одуванчика (предварительно обдать кипятком), кочанных салатов и салата-латука, артишоков. Добавят организму инь свёкла, варёный картофель и кисломолочные продукты.

"Приходит Саврасов седой, грачи, говорит, прилетели..."

Текст: Дмитрий Шеваров

Алексей Кондратьевич Саврасов писал пасмурные, слякотные деньки, раскисшие дороги, слабые огни глухих деревень. Эстеты еще в ХIХ веке сетовали на то, что в саврасовских картинах нет ничего привлекательного. Но вот уже больше ста лет люди приходят в Третьяковскую галерею, чтобы увидеть грачей, что прилетели в село Молвитино (ныне это поселок Сусанино Костромской области) и расселись на старых березах.
 Фото: Балабанов/РИА Новости
Фото: Балабанов/РИА Новости

И поэты из всех выдающихся полотен почему-то выбирают именно саврасовских грачей.

Нет в русской живописи другой картины, которая бы так часто являлась в поэзии. Очевидно, нашу привязанность к Саврасову можно высказать только стихами, как только в стихах можно выразить первую любовь, нахлынувшую вместе с сырым мартовским ветром. Замечательно сказал о картине "Грачи прилетели" мой старший товарищ, журналист и поэт Ким Смирнов: "Тут кончается живопись и начинается великая русская поэзия..."

В моей юности был такой фильм - "Сто дней после детства". Там вожатый в пионерлагере показывает ребятам на экране слайд с Джокондой и просит их подумать над загадкой этого портрета. А ребята не видят ничего загадочного: ну сидит себе женщина, улыбается. Вожатый убеждает: думайте, вглядывайтесь, ведь сотни лет люди ломали головы над таинственной улыбкой Джоконды...

Когда мы писали в школе изложение, учитель не требовал от нас что-то разгадывать у Саврасова. Он просто прикреплял репродукцию повыше, чтобы и с последней парты были видны грачи, и говорил: "Напишите про весну..." И мы вздыхали над тетрадкой, грызли ручки, поглядывая то на картину, то на соседку по парте, то за окно, где росли такие же березы, как у Саврасова

Правда, не было за нашим школьным окном такого храма, как на картине, и не звенели колокола, но звенели трамваи. И звон этот был вешним и свежим, совершенно саврасовским.

Зимой ведь трамваи почему-то не звенят. Они начинают звенеть в конце марта, когда грачи прилетают.

 

Три стихотворения об одной картине

Стояли они у картины:

Саврасов. "Грачи прилетели".

Там было простое, родное.

Никак уходить не хотели.

Случайно разговорились,

Поскольку случилась причина.

-Саврасов. "Грачи прилетели"-

Хорошая это картина.

Мужчина был плохо одетый.

Видать, одинокий. Из пьющих.

Она - из не больно красивых

И личного счастья не ждущих.

Ее проводил он до дома.

На улице было морозно.

Она бы его пригласила,

Но в комнате хаос и поздно...

 

Давид Самойлов, 1960-е

 

* * *

 

...Как в гостиницах

Шишкинские канители

Этих сосен и елей

Развес и наклон,

Так сегодня - Саврасов,

"Грачи прилетели"

Наштампован в апреле

И в жизнь проведен.

Он бросает готовое,

Птиц не осилив.

Ветки долго пустуют

Под небом нагим.

Но приходит на помощь

Художник Васильев

И рисует грачей

Одного за другим.

То слетаются, то

Разлетаются тучей,

Обживая вне рамы

И в раме жилье.

И бросается гвалт,

Этот гомон летучий,

То ль в окно мастерской,

То ль из окон ее.

Белый храм, над которым

Грачиная давка,

То к глазам подплывает,

То, как по ветру, - вспять.

То, что надпись над ним

"Керосинная лавка"

То является, то

Исчезает опять.

Тают черные сучья

И синие вены.

Но, Творец, а художники?

Где же они?

Беспорядок, беспамятство...

Благословенны

Эти первые ночи

И первые дни!

 

Владимир Соколов, 1967

 

* * *

 

В гостинице, в номере "люкс",

Сижу, завываю, как люпус,

И на передвижников злюсь:

Зачем увеличивать скуку?

Как славно написана рожь,

Как вольно она колосится!

Как жаль, что сюда не войдешь

В обнимку с молоденькой

жницей.

Ты только что встал

на постой,

Прилег на казенной постели -

Приходит Саврасов седой,

Грачи, говорит, прилетели.

 

Алексей Решетов, 1970

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх