БОГАТАЯ ЖИЗНЬ.

Богатая жизнь

Кустарь Илья Иваныч Спиридонов выиграл по зо­лотому займу пять тысяч рублей золотом.

Первое время Илья Иваныч ходил совсем ошалев­ший, разводил руками, тряс головой и приговаривал: — Ну и ну... Ну и штука... Да что же это, братцы?..
Потом, освоившись со своим богатством, Илья Ива­ныч принимался высчитывать, сколько и чего он может купить на эту сумму. Но выходило так много и так здо­рово, что Спиридонов махал рукой и бросал свои под­счеты.
Ко мне, по старой дружбишке, Илья Иваныч захо­дил раза два в день и всякий раз со всеми мелочами и новыми подробностями рассказывал, как он узнал о своем выигрыше и какие удивительные переживания были у него в тот счастливый день.

— Ну что ж теперь делать-то будешь?—спраши­вал я.— Чего покупать намерен?
— Да чего-нибудь куплю,— говорил Спиридонов.— Вот дров, конечно, куплю. Кастрюли, конечно, нужны новые для хозяйства... Штаны, конечно...
Илья Иваныч получил наконец из банка целую гру­ду новеньких червонцев и исчез без следа. По крайней мере, он не заходил ко мне более двух месяцев.
Но однажды я встретил Илью Иваныча на улице.
Новый светло-коричневый костюм висел на нем мешком. Розовый галстук лез в лицо и щекотал под­бородок. Илья Иваныч ежесекундно одергивал его, сплевывая от злости. Было заметно, что и костюм, и узкий жилет, и пышный галстук мешали человеку и не давали ему спокойно жить.
Сам Илья Иваныч очень похудел и осунулся. И лицо было желтое и нездоровое, со многими мел­кими морщинками под глазами.
— Ну, как?— спросил я.
— Да что ж,— уныло сказал Спиридонов.— Жи­вем. Дровец, конечно, купил... А так-то, конечно, скуч­новато.
— С чего бы?
Илья Иваныч махнул рукой и пригласил меня в пивную. Там, одергивая розовый галстук, Илья Ива­ныч сказал: — Вот все говорят: буржуи, буржуи... Буржуям, дескать, не житье, а малина. А вот я сам, скажем, бур­жуем побывал, капиталистом... А чего в этом хоро­шего?
— А что?
— Да как же,—сказал Спиридонов.— Нуте-ка, сами считайте.
Родственники и свойственники, которые бы­ли мои и женины,— со всеми расплевался. Поссорил­ся. Это, скажем, раз.
В народный суд попал я или нет? Попал. По делу гражданки Быковой. Разбор будет. Это, скажем, два...
Жена, супруга то есть, Марья Иг­натьевна, насквозь все дни сидит на сундучке и пла­чет... Это, скажем, три...
Налетчики дверь мне в квар­тире ломали или нет? Ломали. Хотя и не сломали, но есть мне от этого беспокойство? Есть.
Я, может, те­перь из квартиры не могу уйти. А если в квартире сидишь, опять плохо — дрова во дворе крадут. Куб у ме­ня дров куплен. Следить надо.
Илья Иваныч с отчаянием махнул рукой.
— Чего же ты теперь делать-то будешь?— спро­сил я.
— А я не знаю,— сказал Илья Иваныч.— Прямо хоть в петлю...
Я как в первый день получил деньги, так все и началось, все несчастья... То жил спокойно и безмятежно, то повезло со всех концов.
А я как в квартиру с деньгами вкатился, так сразу вижу, что неладно что-то. Родственники, конечно, ви­жу, колбасятся по квартире. То нет никого, а то сидят на всех стульях. Поздравляют. Я, конечно, дал каждо­му для потехи по два рубля.
А Мишка, женин братишка, наибольше колбасится.
— Довольно,— говорит,— стыдно по два рубля от­валивать, когда, говорит, капиталец есть.
Ну, слово за слово, руками по столу — драка. Кто кого бьет — неизвестно. А Мишка снял с вешалки мое демисезонное пальтишко и вышел.
Ну, расплевался я с родственниками. Стал так жить.
Купил, конечно, всякого добра. Кастрюли купил, пшена, на два года. Стал думать, куда еще деньги присобачить. Смотрю — жена по хозяйству трется, ни отдыху ей, ни сроку.
«Не дело,— думаю.— Хоть и баба она, а все-таки равноправная баба.
Стоп,— думаю.— Возьму,— ду­маю,— ей в помощь небольшую девчонку. Пущай дев­чонка продукты стряпает».
Ну, взял. Девчонка крупу стряпает, а жена, на до­суге, сидит целые дни на сундучке и плачет. То рабо­тала и веселилась, а то сидит и плачет. Ей, видите ли, на досуге всякие несчастья стали вспоминаться, и как папа ее скончался, и как она замуж за меня вышла...
Вообще полезла ей в голову полная ерунда от делать нечего.
Дал я, конечно, супруге денег.
— Сходи,— говорю,— хотя бы в клуб или в театр. Я бы,— говорю,— и сам с тобой пошел, да мне, ви­дишь ли, за дровами последить надо.
Ну, поплакала баба — пошла в клуб. В лото стала играть. Днем плачет — на досуге, а вечером играет.
А я за дровами слежу. А девчонка продукты стря­пает.
-А после председатель заходит и говорит: — Ты,— говорит,— что ж это, сукин кот, подрост­ков эксплуатируешь? Почему,— говорит,— девчонка Быкова не зарегистрирована? Я,— говорит,— на тебя в народный суд подам, даром что ты деньги выиграл...
Илья Иваныч снова махнул рукой, поправил гал­стук и замолчал.
— Плохо,— сказал я.
— Еще бы не плохо,— оживился Илья Иваныч.— Сижу, скажем, за пивом, а в груди сосет. Может, сию минуту дрова у меня сперли. Или, может, в квартиру лезут... А у меня самовар новый стоит. И сидеть не­охота, и идти неохота.
Что ж дома? Жена, конечно, может быть, плачет. Девчонка Быкова тоже плачет — боится под суд идти...
Мишка, женин брат, наверное, вокруг квартиры колбасится — влезть хочет...
Эх,луч­ше бы мне и денег этих не выигрывать! Илья Иваныч расплатился за пиво и грустно по­жал мне руку.
Я было хотел его утешить на прощанье, но он вдруг спросил: — А чего это самое... Розыгрыш-то новый скоро ли будет? Тысчонку бы мне, этово, неплохо выиграть для ровного счета...
Илья Иваныч одернул свой розовый галстук и, кив­нув мне головой, торопливо пошел к дому.
1923

https://idoorway.mirtesen.ru/blog/43329428377/Bogataya-zhizn.

Родители будут платить штрафы если их ребёнок оскорбит учителя

В Екатеринбурге старшеклассник напал на пожилого учителя: пришлось вызывать "скорую". В Псковской области ученик ударил и повалил преподавателя на пол. В Москве школьник стал буянить и распускать руки прямо на уроке физики… Образовательные новости последних дней напоминают криминальную хронику, а профессию педагога все чаще называют одной из самых опасных.
 
Новости из российских школ иногда напоминают криминальную хронику. Фото: социальные сети
Новости из российских школ иногда напоминают криминальную хронику. Фото: социальные сети

Общероссийский профсоюз образования разработал законопроект, серьезно ужесточающий ответственность родителей за то, что их дети издеваются над учителями.

Например, если ребенок оскорбляет педагога - штраф до пяти тысяч рублей. Если родители ненадлежаще исполняют свои обязанности - штраф предлагается увеличить в шесть (!) раз - с 500 до трех тысяч рублей. Рекомендуются и поправки в Уголовный кодекс: за нападение, насильственные действия в отношении педагогов - лишение свободы до трех лет.

70 процентов педагогов хотя бы раз подвергались насилию и травле со стороны учеников. Выгорание, уход учителя из профессии уже не редкость

- События, когда учителя становятся жертвами насилия, к сожалению, продолжаются. Когда мы разрабатывали эти предложения, то понимали: в обществе они будут восприняты неоднозначно, - рассказал заместитель председателя Общероссийского профсоюза образования Михаил Авдеенко. - Но мы считаем, что такие законодательные инициативы нужны, потому что это дополнительный правовой механизм. Он не может быть единственным, но может повлиять на ситуацию.

По данным исследования ВШЭ, 70 процентов педагогов хотя бы раз подвергались насилию и травле со стороны учеников. А по данным международных исследований, 57 процентов российских учителей считают, что их труд не ценится в обществе. Риски профессионального выгорания - не пустые слова. И уход учителя из профессии тоже уже не редкость. Но смогут ли изменить ситуацию те же повышенные штрафы?

- Решать задачу следует комплексно. В первую очередь поднимая социальный статус учителя и обеспечивая ему такое положение в обществе, которого он заслуживает, - убежден зампредседателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Виктор Смирнов.

В Комитете Госдумы по образованию и науке начали разработку другого законопроекта в защиту учителя.

Рабочее название - "О статусе педагога". В него предполагается включить определенные льготы. Как рассказала зампред профильного комитета Любовь Духанина, предложения по законопроекту уже поступают со всей страны.

Во многих российских школах уже пытаются решать проблему конфликтов с помощью техники:устанавливают видеокамеры. Фото: Сергей Михеев

- Нужно ли повышать ответственность за недостойные поступки детей? Конечно, нужно. Но также нужны системные меры поддержки учителей. Педагогам нужны четкие нормы по трудовой нагрузке. Они хотят получить льготу, по которой их дети учились бы в той же школе или том же детском саду, где они работают. Также предлагается наконец-то навести порядок в системе повышения квалификации, предусмотреть для учителей систему специальной медицинской помощи и реабилитации, - рассказала Любовь Духанина. - Педагогический труд особенный. У нас даже есть такое понятие, как "горловые нагрузки". Конечно, учителя хотят, чтобы и медики подумали об особенных формах поддержки их здоровья. А что касается конфликтов, то, мне кажется, нужно более четко прописать механизм их разрешения, технологию медиации в школе.

41 процент родителей говорят о том, что причиной конфликта в школе может стать стиль преподавания и общения учителя с ребенком (по данным опроса ОНФ и Фонда "Национальные ресурсы образования")

Во многих российских школах уже пытаются решать эту проблему с помощью техники: устанавливают видеокамеры. Как рассказала директор московской школы № 1409 Ирина Ильичева, они есть даже в спортивных залах. А вот в Англии многие учителя даже начали носить мобильные нагрудные видеорегистраторы. Под таким прицелом подростки трижды задумаются, прежде чем хамить преподу, теперь всегда есть что предъявить в суде. И, как уверяют британские педагоги, дети стали вести себя намного лучше.

Впрочем, российские эксперты пока относятся к идее видеорегистраторов настороженно.

- Есть диаметрально противоположные мнения. С одной стороны, видеозапись действительно может помочь в оценке и решении конфликта. С другой - у учителя должно оставаться личное пространство, должна быть защита от круглосуточного наблюдения. Поэтому каждое решение надо сто раз взвесить и продумать последствия, - рассказала на круглом столе в "Учительской газете" директор школы № 1520 имени Капцовых Вита Кириченко. Кстати, законопроект "О статусе педагога" разрабатывается в Госдуме по инициативе именно этого издания.

На круглом столе также были озвучены данные опросов родителей. 41 процент мам и пап говорят о том, что причиной конфликта в школе может стать стиль преподавания и общения учителя с ребенком. 29 процентов указы­вают причину конфликтов еще более конкретно - проб­лемы с классным руководи­телем.

Мнение родителя

Татьяна Суздальницкая, член Экспертно-консультативного совета родительской общественности при департаменте образования и науки Москвы:

- Я против повышенных штрафов. Почему? Оскорбляют и бьют учителей чаще всего подростки из неблагополучных семей. Или, напротив, мажоры, которые чувствуют себя безнаказанными и для родителей которых штрафы вообще ничего не значат.

Но ведь есть и другая категория детей, которая срывается в конфликты. Это дети, которых сам же учитель систематически травил и доводил. Если вводить повышенные штрафы за оскорбление учителя, кто будет оценивать степень оскорбительности? Как подтвердить психологическое давление на ребенка? Все пойдут в суды? Тема очень сложная. И простых решений здесь быть не может.

Главная проблема в том, что система профилактики правонарушений у нас неэффективна. Избавиться же от злостного хулигана школа не может. Вызвать родителей, сделать выговор и замечание, подать сигнал в опеку, в комиссию по делам несовершеннолетних - все. А вот не пускать на урок ребенка нельзя, это будет нарушать его право на образование. Перевести на иную форму обучения тоже невозможно.

У школы должна быть возможность быстро и адекватно защититься от хулигана, который терроризирует весь класс. Причем еще до того, как он совершит серьезный проступок.

Кстати

В Ульяновской области с января этого года начал действовать местный закон "О статусе педагога". В нем есть положения о кодексе профессиональной этики учителя, о создании единой и бесплатной "горячей линии", куда может обратиться педагог. В школах Ульяновской области введены новые должности: педагог-наставник, педагог-методист, педагог-исследователь. Для них предусмотрены серьезные доплаты - от 6150 до 12300 руб­лей каждый месяц. Прием документов на участие в отборе, который позволит учителю получить эту категорию, стартовал 20 февраля. А завершится он 28 февраля.

Популярное в

))}
Loading...
наверх